prezidenty

20 марта в Астане состоялся трехсторонний саммит лидеров России, Белоруссии и Казахстана. На нем стало ясно куда дальше пойдет евразийской проект.

На саммите обсуждался целый спектр вопросов двухстороннего и трехстороннего сотрудничества Не обошли вниманием и Украину. Российский президент, безусловно, не мог не прокомментировать последний закон Верховной Рады, фактически срывающий исполнение прописанной в минском документа дорожной карты. «Благодаря достигнутым в Минске 12 февраля соглашениям появилась реальная возможность для поэтапной деэскалации вооруженного конфликта. Очень рассчитываем на то, что власти в Киеве будут полностью исполнять достигнутые в Минске договоренности», — пояснил Владимир Путин. При этом он не стал уточнять, что случится если Петр Порошенко не оправдает его расчеты. И не только потому, что российский лидер старается придерживаться этикета в разговорах о своем украинском коллеге — в то время, когда проходит саммит ЕС, на котором решается судьба антироссийских санкций, угрожать Украине было бы крайне неразумно.

Однако основной темой стало будущее евразийской интеграции — Владимир Путин анонсировал ее переход на новый уровень. «Мы договорились с партнерами продолжить координацию монетарной политики. Думаем, пришло время поговорить и о возможности формирования в перспективе валютного союза», — отметил он. Российским ЦБ и кабмину поручено до 1 сентября решить вопрос интеграции в валютной сфере в ЕАЭС и изучить возможность создания валютного союза. По словам президента, «работая бок о бок проще реагировать на внешние финансовые, экономические угрозы, защищать наш общий рынок».

Безусловно, такого рода вопрос вряд ли был бы даже поднят без предварительного согласования с лидерами Казахстана и Белоруссии, а также реальной проработки внутри правительств всех стран. Неудивительно, что в российском министерстве экономического развития эту идею поддержали — по словам первого заместителя главы ведомства Алексея Лихачева, «в едином замкнутом пространстве, где перемещаются товары, услуги, капиталы, рабочая сила, наличие разных валют обостряет риски». Более того, он отметил, что разговор не обязательно должен начинаться между всеми странами. «Я бы предложил двигаться поэтапно: точно так же, как все члены Евросоюза входят в зону евро, так же поэтапно можно создавать эти общие валютные институты, имею в виду не сразу включение всей «интеграционной пятерки» в эту работу», — пояснил Алексей Лихачев.

Однако по его словам непонятно, когда «в силу субъективных причин» стороны перейдут к предметному разговору по этому вопросу. Согласование согласованием, а предметный разговор явно будет непростой. Во-первых, потому, что сейчас экономика крупнейшей страны Евразийского союза — России — далека от стабильности. В отношении Москвы действует ряд международных санкций (в том числе и финансовых), что, вкупе с падением цен на нефть, приводит к слишком серьезным колебаниям курса рубля. В такой ситуации интегрироваться с ней опасно. Во-вторых, создание валютного союза будет по сути означать отказ стран-участниц Евразийской интеграции от части суверенитета в области финансов. И непонятно, готов ли на такой шаг пойти тот же Александр Лукашенко, долгое время отказывавшийся жертвовать суверенитетом ради углубления интеграции. Наконец, в-третьих непонятно, на какой вариант валютного союза стороны согласятся. Есть два варианта: страны-участницы интеграционной группировки отказываются от своих денежных единиц в пользу валюты одной из них либо они создают с нуля общую валюту.

Долгое время Москва выступала в пользу первого варианта, предлагая не мудрствовать лукаво и просто ввести на пространстве будущего Евразийского союза российский рубль. Однако партнеры по Таможенному союзу воспринимали эту идею без энтузиазма — и не только из-за экономических, но и из-за политических моментов. Возврат к рублю стал бы символом того, что Евразийская интеграция по своей форме ближе к Советскому Союзу (централизованной интеграционной системе), нежели чем к Европейскому. Однако с практической точки зрения рубль все-таки эффективнее — новая общая валюта требует больших финансовых вложений.

Между тем, всем очевидно, что валютный союз является необходимым этапом, который так или иначе придется покорять (если, конечно, стороны действительно заинтересованы в создании прочной экономической интеграционной группировки). А значит валютный союз действительно станет обсуждаться в разговорах между Путиным, Назарбаевым и Лукашенко. Три президента уже договорились провести более детально следующие переговоры 8 мая в Москве (куда они прибудут для празднования 70-летия Победы в Великой Отечественной войне).

Безусловно, в ходе нынешнего саммита Владимир Путин не мог обойти персону хозяина (особенно после того, как он недавно отменил встречу в Астане). Российский президент назвал Нурсултана Назарбаева «безусловно признанным лидером своей страны, человеком очень авторитетным не только в Казахстане, но и во всем мире, известным и узнаваемым политиком», а также поддержал его кандидатуру на выборах. «Для всех, кто любит Казахстан, для всех, кто дорожит его стабильным, поступательным и очень заметным развитием, для всех, конечно, очень важно в эти дни поддержать президента Казахстана. И я, конечно, тоже среди них», — пояснил Владимир Путин.

Эксперт