меркель

Встречу лидеров государств Евросоюза в Брюсселе западная пресса заранее окрестила «матерью всех саммитов», ожидая поворотных, ключевых решений. Однако, несмотря на страсти, бушевавшие вокруг переговоров, и ряд громких заявлений о «прорыве», можно констатировать, что все попросту отложили до следующей встречи, до октября.

Главный же итог — осознание новых европейских реалий: оказывается, Меркель уже не безоговорочный и общепризнанный лидер, чье слово — решающее, а шантаж в ЕС отныне вполне допустим и эффективен.

Никто особо не скрывал, что канцлер усиленно трудилась над формулой срочного решения своих коалиционных проблем, пытаясь убрать висевший над ней дамоклов меч в виде ультиматума ее баварских партнеров по коалиции. Как известно, лидер Христианско-социального союза (ХСС) Хорст Зеехофер (по совместительству — министр внутренних дел) грозил с 1 июля закрыть границы Баварии для нелегальных мигрантов. После собрания в Брюсселе представители его партии сообщили о необходимости «изучить решения саммита», но восторга не выразили.

Не надо забывать: над ХСС тоже висит дамоклов меч — неумолимо приближающиеся земельные выборы в Баварии, которые пройдут в октябре. В 2008-м партия потеряла абсолютное большинство в местном ландтаге — впервые за полвека. И сейчас стоит перед той же угрозой. В последние месяцы на второе место в опросах вышла антииммигрантская евроскептичная «Альтернатива для Германии».

Именно для предотвращения дальнейшего роста ее популярности ХСС и усилил риторику, связанную с ограничением миграции. Идти по пути Меркель и откладывать кардинальные решения до октябрьского саммита ЕС баварцы не могут — «Альтернатива» не сидит сложа руки. В минувшие выходные на партийном съезде в баварском Аугсбурге «альтернативщики» призвали к созданию «крепости Европа», даже допустив по итогам выборов союз с ХСС для совместной борьбы с миграцией. У партии Зеехофера просто нет времени ждать, предоставляя пространство для подобных маневров «Альтернативе».

Поэтому, несмотря на видимое облегчение, которое чувствовалось в словах Меркель, когда она комментировала итоги саммита, ее личные проблемы не решены. Накануне встречи Зеехофера с канцлером источники в ХСС дали понять, что их лидер все равно грозит отставкой.

Немецкий эксперт Александр Сосновский, главный редактор интернет-издания World Economy, в кулуарах саммита сказал корреспонденту РИА Новости: «Если Меркель заявила, что она обо всем договорилась, значит, никакой договоренности нет… Ей не удастся сохранить свои позиции. Ее агония немного продлится, но в конечном итоге ей придется либо сдаться, то есть принять требования Зеехофера и закрыть границы Германии, либо же (а она не может принять эти требования) уйти в отставку».

Слабость Меркель на внутренней арене не могла не отразиться на ее позициях внутри Евросоюза. Такое впечатление, что на вождя стаи набросились с криками «Акела промахнулся». Британские, французские, американские СМИ дружно пишут, что лидер Германии, ранее цементирующий Евросоюз, — теперь главный его разрушитель.

Более того, лидеры европейских государств, некогда ловившие каждое слово канцлера Германии, уже не стесняются откровенного шантажа. В принципе, и раньше некоторые «младшие партнеры» позволяли себе угрожать «особой позицией» и правом вето на подобных саммитах. Но дальше угроз дело не шло — в конце концов все голосовали солидарно с Берлином и позицией еврочиновников, поддаваясь давлению. Новый же премьер-министр Италии Джузеппе Конте фактически заблокировал саммит до принятия нужных ему решений по проблемам миграции. Это и привело к драматичной бессонной ночи с четверга на пятницу, когда лидеры ЕС до пяти утра искали компромисс.

Судя по всему, Конте временно заблокировал и формальное продление антироссийских санкций. Изначально планировалось, что лидеры Германии и Франции, как представители Европы в «нормандской четверке», кратко доложат о ситуации с выполнением Минских соглашений в ходе ужина. И там же, «за десертом», пролонгируют санкции. Однако что-то пошло не так.

Это, в частности, видно по следующему эпизоду. Телеведущий канала «Россия 1″ Евгений Попов непосредственно перед тем ужином трижды в лоб спросил французского лидера о санкциях. Макрон же сделал вид, что не понял этих вопросов, отвечая общими фразами «ни о чем». Похоже, он просто не знал ответа.
Стоит обратить внимание и на то, что после «десертного» доклада тоже никакой информации о санкциях не было. А пресс-служба Евросовета вывесила сообщение о пролонгации в районе пяти утра пятницы по местному времени, синхронно с решением по миграции. Из чего можно сделать вывод, что Италия все-таки выполнила обещание заблокировать иные постановления саммита до необходимого ей достижения консенсуса по основному вопросу. То есть шантаж в рамках ЕС работает. И это тоже важный знак.

Столь поверхностный подход к «украинскому вопросу» Михаил Погребинский, директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии, находившийся в дни саммита в Брюсселе, назвал «возмутительным». «Это говорит о том, что европейцы на самом деле не заинтересованы в продвижении Минского процесса. Иначе они бы хотя бы по касательной упомянули об обязательствах Украины выполнять свою часть соглашения», — сказал эксперт.

Подводя итоги, следует отметить, что два основных вопроса — миграция и Brexit — остались нерешенными. Ключевое требование Италии об отмене «Дублинского правила» (о необходимости возврата нелегальных беженцев в страну их въезда в ЕС) обсудят на саммите в октябре. На октябрь перенесено и обсуждение Brexit, хотя все понимают, что откладывать дальше уже некуда. Общение с представителями делегаций разных стран в кулуарах саммита показало, что мало кто верит в достижение взаимоприемлемого соглашения между ЕС и Британией.

Попытки еврочиновников представить в качестве «прорывного» решение по созданию лагерей для беженцев «на добровольных началах» не выдерживает критики, так как ни одна из стран (хоть в Европе, хоть в Африке) не выразила желание добровольно организовывать подобные лагеря. Неудивительно, что некоторые ключевые фигуры ЕС в непубличном общении признают, что миграционные соглашения, достигнутые в ходе «ночных бдений» лидеров, «могут не стоить даже бумаги, на которой они написаны».