нефть трамп

Инсайды, всплывшие накануне в Bloomberg, оказались верными. Дональд Трамп официально заявил, что со 2 мая вводится полное нефтяное эмбарго против Ирана. Восьми странам – Греции, Италии, Тайваню, КНР, Индии, Южной Корее, Турции и Японии – США больше не будут давать исключения от своих санкций. В случае попытки обхода Вашингтон может ввести санкции против компаний из этих государств.

Почему США карают Иран?

Такие действия США против Ирана обоснованы тремя причинами. Вашингтон обвиняет Тегеран в разработке баллистических ракет, которые угрожают региональным союзникам американцев – Саудовской Аравии и Израилю. Трамп также требует, чтобы Иран прекратил расширять через свои шиитские прокси влияние в регионе – в Сирии, Ливане, Ираке, Катаре и т. д. Эти два пункта Белый дом намерен включить в подписанный при Бараке Обаме Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), или «ядерную сделку». Согласно СВПД, Иран прекращает разработку ядерного оружия в обмен на снятие международных санкций.

Главная цель Трампа – смена режима

Нефтяные санкции – инструмент, с помощью которого США реализуют две цели – склоняют Иран к уступкам или пытаются сменить режим клерикалов в Тегеране.

«Трамп пытается нанести как можно больший урон Ирану, изолировать его, лишить его возможности строить экономические связи с Европейским союзом. Он хочет заставить Иран сесть за стол переговоров на американских условиях и по ядерной программе, и по региональной политике, и по ракетной программе. Если этого не удастся сделать, США будут добиваться смены режима в Иране», – комментирует экс-посол России в Иране Александр Марьясов.

По его словам, в течение 40 лет после исламской революции Иран доказал свою жизнестойкость, поэтому «напором внешней угрозы Иран только сплачивается».

По Третьему закону Ньютона

Санкции ухудшат экономическое положение Ирана, ударят по риалу, который после выхода Трампа из СВПД в мае 2018 года уже к ноябрю обвалился на 70%. В то же время решение Трампа вынуждает Иран искать обходные пути и укреплять торговые отношения с теми странами, которые не поддаются давлению американцев. С Китаем, Индией, Турцией и Россией.

«Чем сильнее США будут давить, тем сильнее Иран будет этому сопротивляться», – отмечает Марьясов.

В конце января Европейский союз уже создал механизм обхода санкций – INSTEX SAS (Instrument for Supporting Trade Exchanges – Инструмент поддержки торговых обменов). Однако он не затрагивает нефтяную отрасль, а включает торговлю фармацевтической продукцией, медицинскими приборами и сельскохозяйственными продуктами.

Полетят ли цены на нефть вверх?

Ограничение Ирана на рынках восьми стран, включая крупнейшего покупателя иранской нефти Китай, должно урезать поставки нефти на мировой рынок. Созданный дефицит должен провоцировать рост цен на нефть, что и так происходит из-за беспорядков в нефтеносных Судане, Ливии и Алжире. Однако из-за договорённости США с Саудовской Аравией и ОАЭ роста удастся избежать.

О компенсации иранских поставок Трамп уже говорил в середине месяца с наследным принцем Абу-Даби Мохаммедом бин Зайд аль-Нахайяном. Саудовский министр энергетики Халид аль-Фалих сегодня заявил, что королевство будет координировать с другими добытчиками, чтобы держать нефтяной рынок в балансе.

Что делать России?

Иран – союзник России в Сирии и партнёр в рамках транспортного проекта «Север–Юг». Обе страны находятся под санкциями США. «Удушение» Ирана превращает его в агрессивную страну, что вредит миротворческим усилиям России на Ближнем Востоке.

«Превращение Ирана в изгоя, который предпринимает ещё более агрессивные шаги на Ближнем Востоке, России невыгодно. Неужели мы хотим иметь такую агрессивную страну в регионе? А ведь американцы делают всё для этого. США добьются противоположных целей – укрепления шиитских групп в Ираке, Сирии и Ливане», – заметил Марьясов.

Агрессивность Ирана означает эскалацию его противостояния с Израилем и Саудовской Аравией – тоже партнёрами России в регионе. А это путь к крупномасштабным военным столкновениям.

Дабы воспрепятствовать этому, России выгодно способствовать облегчению экономического положения исламской республики. Москва может возобновить существовавшую до СВПД торговлю по принципу «нефть в обмен на товары». Российские компании также могут заполнить «брешь», образовавшуюся после выхода европейских ТНК из иранских нефтегазовых проектов. Положительный результат даст постепенный переход торговли на евро, которыми располагают и Иран, и Россия, а также на рубли и риалы.