w1056h594fill

В Мурманске в силу стечения негативных обстоятельств затонул плавучий док, когда из него выходил авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов». Но причины аварии глубже, чем просто случайное совпадение неприятностей.

Хотя уход плавучего дока под воду – событие малоприятное, повода срываться на катастрофический визг нет. Разве что для «либеральной» прессы, на автомате отрабатывающей подрывные идеологические методички геополитического противника.

В то же время случившееся — прекрасная картинка того, что бывает, когда важным элементам технической инфраструктуры уделяется недостаточно внимания и денег. Скупому, глупому или небрежному приходится рано или поздно платить дважды, а то и трижды. Недаром слова «небрежный» и «не бережный» — одного происхождения.

Что случилось в Мурманске

На 82-м судоремонтном заводе ушёл под воду плавучий док ПД-50. Произошло ЧП в ночь на 30 октября, когда из него выводили прошедший доковый этап ремонта авианесущий крейсер «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов».

Это было действительно стечение обстоятельств, рассказал Царьграду информированный источник в морской отрасли. После мокрых снегопадов и полуминусовой, полунулевой температуры по всему Мурманску отмечались перебои с электричеством: обрывались провода под налипшим на них снегом и льдом. И вот как раз во время вывода «Кузи» из дока там произошло внезапное отключение электричества. Собственные генераторы дока не выдержали скачков напряжения, в результате отключились насосы, не сработали аварийные заслонки, цистерны дока заполнились водой, и он, накренившись на бок, погрузился в воду.

«Хорошо, что «Кузнецова» успели выдернуть буксирами в последний момент», — отметил источник Царьграда. Правда, на корабль успел упасть один из двух обрушившихся во время ЧП кранов, но, похоже, без тяжёлых последствий. Крейсер отбуксировали на штатное место стоянки на 35-м судоремонтном заводе там же, в Мурманске, и пока считается, что авария не повлияет на плановые сроки его ремонта.

В ходе инцидента пострадали четыре человека, которые упали в воду и получили переохлаждение. Двое уже отпущены врачами домой, двое остаются в больнице. Самое неприятное, что ещё один человек пропал без вести, на момент написания материала его судьба оставалась неизвестной.

Что произошло с плавучим доком

Несмотря на то, что авария не может не быть признана масштабной, специалисты не относят её к числу катастрофических. Плавучий док не утонул, как об этом успели начать кричать на «всёпропальных» информационных ресурсах, а именно что погрузился в воду. Нештатно, конечно, но именно погрузился – в полном соответствии со своей природой.

Дело в том, что плавучий док — это нечто вроде большого ящика, стоящего дном — представляющим собой просто понтон – на воде. Понтон этот окружён полыми стенками, которые через систему насосов и клапанов заполняются водой или, соответственно, освобождаются от неё. Поэтому внешне процесс докования происходит просто. В притопленный «ящик» заходит корабль, ставится днищем на положенные подпорки, после чего вода из балластных цистерн в стенках откачивается, и док всплывает вместе с поставленным на ремонт судном.

45

Таких плавучих доков достаточно много по миру. Грузоподъемность некоторых из них достигает 100 тысяч тонн, а длина — более 300 метров с соответствующим измерением по ширине.

Что касается «героя» ЧП, то плавучий док ПД-50 — один из крупнейших в мире. Его грузоподъёмность 80 тысяч тонн, длина — 330 метров, ширина – 69 м, высота – 25 м. Построен был в Швеции по заказу ещё ВМФ СССР в 1980 году на верфи Gotaverken Arendal. Предназначен для ремонта крупных надводных кораблей и подводных лодок. В нём ремонтировались тяжёлый атомный ракетный крейсер «Пётр Великий», тот же «Адмирал Кузнецов», подводные атомоходы. В него, как сообщается, поместили также останки атомной подлодки «Курск» после подъёма со дна Баренцева моря.

Правда, ПД-50 на флоте считается несколько… невезучим, что ли. Специалисты помнят, что на деле он был построен ещё в 1979 году, но был возвращён на верфь для ремонта после того, как осенью того же года при перегоне в Мурманск попал в шторм и сел на мель. В 2011 году прямо в этом же доке загорелась проходившая ремонт АПЛ К-84 «Екатеринбург», в результате чего пострадал и сам док, а общий ущерб от пожара составил полмиллиарда рублей.

Что вообще происходит

Очередной инцидент с ПД-50 уже не объяснишь, однако, только невезучестью. Скажем, проблемы с тем же пожарным оборудованием отмечались на нём ещё в 1990-х годах. Именно тогда, в период общего упадка и разрухи на фоне либеральных песнопений, док был запущен так же, как и большинство других оборонных предприятий в России. Затем была чехарда с переменой собственников, что тоже не улучшало его состояния. В конечном итоге сегодня ПД-50 оказался в почти полной собственности корпорации «Роснефть» — лишь 0,0001% его акций принадлежит Министерству обороны. То есть государству.

В этом – одна из важных причин нынешнего ЧП, полагают в кругах, связанных с флотом.

«Не бывает на этих высотах чисто технических проблем», — подчеркнул источник в отрасли, не раз доказывавший свою глубокую компетентность в её особенностях. — «Проблема всегда комплексная и всегда уходит в политику и в социально-экономическую часть.»

Плавдок ПД-50, рассказал специалист, ранее висел на балансе Военно-морского флота, как и весь 82-й завод в посёлке Росляково под Мурманском. Так было на протяжении всех 40 лет его существования. Но после передачи номерных заводов от ВМФ неизвестно куда после распада Союза, они, естественно, тихо умирали без гособоронзаказа на протяжении всех 20 лет. В их модернизацию не было вложено ни копейки. В 2000-е годы, когда эти заводы стали передаваться в Объединённую судостроительную корпорацию (ОСК), появилась надежда, что что-то изменится.

«Но и в ОСК завод задержался ненадолго. За эти пару лет мало что успели сделать в плане модернизации старого плавдока. Так и работали на нём по-прежнему старые дизели, к которым нет запчастей, старые генераторы, которые должны обеспечивать принятие нагрузки в случае перерыва подачи электроэнергии, указал источник. Так что перебои с электроэнергией, блэкауты, иначе говоря, случались в последнее время неоднократно. И они все были связаны с метеопроблемами.»

«Авария произошла во время важнейшей операции, которая обычно проводится ночью, — рассказал специалист. – Это нормально, поскольку уводить в док или выводить из дока гигантскую бандуру, перегораживая полностью залив, когда там идёт какой-то судоход, просто нерационально. Тем более что ночью снижаются нагрузки на электроэнергию. Соответственно, можно надеяться на беспрерывную её подачу. Но тут из-за метеорологических условий были обесточены несколько ЛЭП, в том числе подающие электроэнергию на плавдок. А поскольку там старые дизели, то одного, который только находится в боевом состоянии, не хватило, чтобы запитать те механизмы, что перекрывают и включают насосы или включают заглушки. И как раз в разгар операции, когда надо было выравнивать давление, когда параллельно шло наполнение танков, балластных цистерн, не удалось обеспечить выравнивание этого параллельного процесса, синхронизацию заполнения этих танков. Док перекосило, он завалился на правый, по-моему, борт и утонул почти полностью.»

Суть дела

«Вот что происходит, если долго не давать деньги на модернизацию подобных уникальных сооружений», — резюмировал источник Царьграда. Да, предположил он, идея передать док «Роснефти», видимо, представлялась перспективной – корпорация вложится в плавдок хотя бы в интересах ремонта собственных судов. А мизерный, но весомый пакет Минобороны будет обеспечивать готовность параллельно заниматься работами в интересах военных моряков.

«Но если посмотреть в суть дела, — заявил военно-морской эксперт Царьграду, — то сразу становится очевидно, что гражданским владеть военным имуществом и выполнять оборонные задачи не с руки. Это вообще нонсенс. Да они не умеют этого делать, у них свои задачи. Делать, скажем, центр по ледовым компетенциям, строить там то, что они хотят там строить, зарабатывать деньги. А тут надо просто вбухивать срочно деньги, чтобы спасать, модернизировать, приводить в рабочее состояние уникальный плавдок, гигантское сложнейшее сооружение! Вот здесь и проблема».

Что будет дальше?

Трудно сказать, пожал плечами собеседник Царьграда. Воду из цистерн можно отсосать обратно, когда электричество появится, можно даже поднять док на поверхность, если он не получил серьёзных повреждений, если не повело его конструкцию.

«Но всё равно теперь предстоит долгая процедура обследования, подъема, дефектации и поиска крайних, — усмехнулся эксперт. — Это ведь даже не компактный космический корабль с дыркой, о которой вы столько писали, который можно завести в тёплый цех, нагнать тысячи работников, мастеров, детально обследовать, поднять все журналы и что-то понять.

А тут док находится и будет находиться в зимних условиях. И на заводе всего несколько сот рабочих. А мастеров, которые в этом деле разбираются, экспертов — по пальцам одной руки можно пересчитать. Так что теперь былое невнимание, скупость и пренебрежение отольются большими слёзками. И большой копеечкой…»