9

О кризисе американской внешней политики.

Честно говоря, я не очень понимаю, зачем накануне 70-летия Победы официальные лица уделяли столько внимания тому, сколько и какого ранга гостей прибудет к нам на парад. Может, это была игра такая: сделать вид, что переживаем сильно преувеличиваемый Западом дефицит общения и тем дезориентировать критиков русской политики? Если так, то сценарий был избран не слишком удачно. Осадок от подобной арифметики оставался такой, что власти чуть ли сами не поверили в «самоизоляцию» на международной арене. Что (невольно возникающее впечатление) не есть хорошо.

Не только из-за того, что сеет в некоторых сегментах общества и ряде СМИ пустые сомнения и пересуды. Но и потому, что попросту не отражает сути происходящего.

Госдеп США может сколько угодно заявлять, что визит Керри в Россию сразу после Праздника не говорит о нормализации отношений двух стран. Повестка его встреч в Сочи с Лавровым и Путиным – от Ирана, Сирии и Йемена до Украины – свидетельствует о том, что Вашингтон не в силах в одиночку справиться с глобальными проблемами. Примечательна сама готовность Америки обсуждать с нами свои наболевшие вопросы. Факт в том, что изолировать Российскую Федерацию, а тем более игнорировать её позицию, оказывается, не так-то просто даже для мирового гегемона.

Особенно, когда европейские союзники – президент Чехии Земан, мининдел Испании Гарсия-Маргальо и Германии Штайнмайер – в истекшие семь дней не один раз утверждали, что в Москве не нужно видеть врага, но необходимо налаживать с ней отношения.

Конечно, можно, не без помощи Лондона, нынешнего Парижа и некоторых неофитов, поддерживать международную политику ЕС, по меткому выражению только что исцелившегося председателя Еврокомиссии Юнкера, в состоянии «курятника», удерживая, тем самым, Брюссель и другие столицы на своей орбите. Недаром Кэмерон, для которого сокрушительная, позволяющая консерваторам в одиночку формировать правительство, победа в эти выходные на досрочных парламентских выборах стала полным сюрпризом, сразу заговорил о возможности приближения сроков референдума о членстве Великобритании в Евросоюзе.

Или вот Дуда, кандидат в президенты Польши от партии Качиньского, на днях изрёк, что его страна нуждается в мощных союзниках (читай – Штатах) для противостояния не только России, но и Германии, которые пытаются использовать Варшаву в собственных интересах. В Бельведер он, наверное, не въедет. Не в этот раз. Но ясно же, что даже простые декларации известных политиков на подобные темы подрывают и без того не шибко устойчивую конструкцию единой Европы.

Однако всё имеет свои пределы. Пусть русских учителей и работников штрафуют в Эстонии за плохое знание государственного языка и георгиевскую символику. Пускай на Украине устраивают провокации и поджоги против празднующих День Победы и нападают на людей с георгиевской ленточкой (в Грузии, кстати, за препятствование её ношению, наоборот, задерживают). А в Латвии заводят уголовное дело на лидера партии «За родной язык» Линдермана и строго указывают Нилу Ушакову за его речь перед ветеранами на русском языке.

Зато в Риге при 700 тысячах жителей города 220 тысяч участвовали в праздновании на площади Победы. Да и в Одессе и Киеве люди, презрев запрет, вышли на улицу с георгиевскими лентами и под антибандеровскими лозунгами.

В общем, как-то не очень похоже на полное доверие сателлитов к лидеру и их беззаветную ему преданность. А тут ещё, видя, как обращается Америка с безопасностью своих союзников, когда речь идёт о переговорах с Тегераном, из шести монархов Залива на саммит с Обамой собираются прибыть только двое, остальные ограничатся своими представителями. Саудиты же и вовсе заговорили о необходимости создания собственной ядерной бомбы, т.е. об отказе от «зонтика» США. Греки, несмотря на настойчивые уговоры из-за океана, не горят желанием отказаться от участия в газпромовском проекте «Турецкий поток». И вождь иракских курдов Барзани, пренебрегши рекомендациями Штатов, открыто поставил своей целью грядущую независимость Курдистана.

В итоге, как писала Boston Globe, у американцев формируется образ мира, полного врагов. Который, коль скоро дело касается до России, Китая или Ирана, выливается в настоящий «психоз безопасности». Психоз, который активно поддерживается и эксплуатируется военными подрядчиками и аналитическими центрами НАТО, что неплохо на нём зарабатывают.

Как результат, предсказуемым во внешнеполитическом поведении Вашингтона остаются лишь попытки насадить во всём мире демократию. Подобно тому, как СССР, в своё время, пытался повсюду распространить коммунистические режимы. И, надо сказать, с аналогичным успехом.

Остальное всё более напоминает метания из крайности в крайность. В самом деле, нажим на Иран и Кубу – после стольких-то десятилетий! – ослабляется. Притом, что ни тот, ни другая навстречу янки не торопятся. Наоборот, аятоллы указывают, что «шестёрка» нуждается в соглашении по иранской ядерной программе больше, чем Тегеран. А Гавана требует, чтобы Америка в первую очередь отменила блокаду острова.

Казалось бы, если санкции доказали в обоих случаях свою неэффективность, то что проку держать их против России? Если Штаты устами Обамы отказались, наконец, от смены режима братьев Кастро, то почему считается, что можно изменить политику Кремля? Зачем усиливать давление на Китай, вмешиваясь в территориальные споры, и слышать в ответ отповедь о подрыве Вашингтоном стабильности Азии?

Кому-то, может быть, это покажется глубоко продуманной линией. Я же, напротив, вижу в этих пируэтах то, что называется кризис жанра: мёртвый догматизм, отсутствие подлинно стратегического видения и вытекающей из него точно отрефлексированной и выверенной политики. Сплошная непоследовательная тактика, круто замешанная на неоправданной самонадеянности и чреватая внезапным обрушением всей мировой системы.

Что, впрочем, только опаснее. И требует от нас предельной дальновидности, внимательности к собственным действиям и сосредоточенности.

comments powered by HyperComments