украина

Незначительная, казалось бы, спортивная новость вызвала много шуму на Украине. Малоизвестный волейбольный клуб из Львова подал заявку на участие не в украинском, а в польском чемпионате. «Давайте вернем Львов в Польшу хотя бы в волейболе», уже заявляют в Варшаве. И, возможно, перед нами только начало большого и очень важного политического процесса.

Санкт-Петербург считается культурной столицей России, Львов имеет такой же статус на Украине. В обоих случаях, очевидно, – из-за присущего этим городам европейского лоска.

Однако украинский Львов в отличие от своего российского побратима (да, Санкт-Петербург – город-побратим Львова) известен ещё и иным обстоятельством. Львов (по крайней мере так считают и стараются убедить в этом остальных сами львовяне) – своего рода стандарт «правильного украинства». Даже несмотря на то, что ключевые для украинских земель события последнего тысячелетия происходили совсем в других городах, а большинство знаковых для Украины исторических персонажей отнюдь не были львовянами. Да и в самом Львове тоже не бывали – взять того же Тараса Шевченко. Однако мнение это весьма распространено и поддерживается.

Тем необычнее видеть новость о том, что львовский волейбольный клуб в следующем сезоне может начать играть в польском чемпионате. Львовский клуб «Барком-Кажаны» подал такую заявку, а в Польше подтвердили её получение. Руководитель пресс-службы польской волейбольной лиги Камиль Складовски заявил, что лига эту заявку рассмотрит. «Давайте вернем Львов в Польшу хотя бы в волейболе» – прокомментировал этот шаг бывший тренер команды Ян Сух.

Президент клуба Олег Баран наверняка ожидал бурной реакции общественности, поэтому заготовил ответы. «Это никакая не зрада, а нормальная практика. Маркетингово это вариант НБА – если и нас, и Берлин возьмут. Это может быть решение о расширении лиги и разделение на два дивизиона… Такая практика существует в мире и Европе. Мы тоже давно об этом думали и вели предварительные разговоры об этом и с поляками, и с нашей федерацией. Но понимали, что это путь, к которому надо подготовиться и технически, и физически, и ментально. Поэтому подходили к этому вопросу спокойно и планомерно».

Практика действительно существует. Однако только ею все обстоятельства вопроса не исчерпываются.

Этнические проблемы львовского спорта

…Вернёмся лет на сто назад, во времена, когда Львов ещё находился в составе Австро-Венгрии, а затем, по итогам I Мировой войны, оказался в составе Польши. Украинское национальное движение в те времена последовательно преследовалось австрийскими, а затем и польскими властями. И полупрофессиональный (а с современной точки зрения любой тогдашний спорт будет полупрофессиональным) спорт был одной из немногих отдушин, позволявших участникам постулировать украинскость.

К примеру, команда «Украина» была одной из трёх наиболее популярных львовских команд в 1930-х, там играли выходцы из нынешних западно-украинских земель. В то время это было обычной практикой, по этническому признаку формировались и другие команды: польские, немецкие, еврейские. В свою очередь, украинские националисты сами активно содействовали созданию команд и спортивных обществ.

Уже тогда это движение стало неоднородным. В первой половине 1920-х украинские спортивные клубы Галиции организовали Украинский спортивный союз. Однако играть с польскими командами не смогли: УСС был настроен враждебно по отношению к польским властям, поэтому входившие в него команды не могли проводить матчи против польских команд.

Однако в конце 1920-х ситуация изменилась. Уже упомянутое львовское спортивное общество «Украина» (куда входила и одноимённая футбольная команда) в 1928 году приняло решение вступить в Львовский окружной футбольный союз (входил в Польскую федерацию футбола). Любопытно, что тогдашние футболисты и волейболисты руководствовались теми же аргументами, что и их сегодняшние коллеги. Мол, хотим играть и побеждать сильных соперников, другие клубы из УСС нам не ровня. Та же «Украина» в 30-е годы прошлого века считалась одной из трёх сильнейших команд Львова. И в рамках принципа «свій до свого по своє» им, конечно же, «біло тесно». Приходилось выбирать: либо деградировать, играя с любительскими командами и громя их с двузначным счётом, либо идти в польские федерации.

И «Украина» была не единственным таким отщепенцем. В 1931 году за ней последовала «Скала» (Стрый, Львовская обл). Но большинство продолжали находиться в оппозиции польским властям.

История повторяется

И тут мы подходим к словам экс-тренера львовского клуба «Барком-Кажаны», предлагающего вернуть Львов в Польшу хотя бы в волейболе. Слышать такие слова от него не удивительно. Ян Сух – поляк. А в польском обществе, в особенности его патриотической части, до сих пор существует претензия на так называемые «кресы всходни», то есть на (утраченные) восточные территории. В том числе и Львов.

На официальном уровне эту претензию, конечно, польские политики не подтверждают. Однако вот уже больше 10 лет раздают на Украине «карту поляка» (документ, облегчающий пребывание и дальнейшую легализацию в Польше). Количество украинских студентов в польских вузах растёт каждый год, не говоря уже об украинской диаспоре в Польше, а также многочисленной армии украинских гастарбайтеров. Теперь, как видим, вслед за студентами и гастарбайтерами потянулись и спортивные команды.

Всё та же новейшая история Украины учит, что изменить и переиначить можно всё. Залог успеха – постепенность и постоянство. Сегодня львовские волейболисты первыми подают заявку в польскую лигу, и это обсуждают все спортивные СМИ. Завтра это станет обычным делом. А ещё через пару лет каких-нибудь форм интеграции с западным соседом затребуют уже административные единицы.

Тем более, что идеологическое обоснование такой реинтеграции ведётся украинскими политиками уже давно: каждый год со стороны Украины доносится стон о преступном пакте Молотова-Риббентропа. Ежегодные же указания на то, что это подрывает легитимность нахождения западных областей в составе Украины, регулярно остаются без ответа. Следовательно, именно таков курс по крайней мере части украинских националистов – как и почти сто лет назад. Такой вот национализм: с кем угодно, лишь бы не с «москалями».

И это лишь на первый взгляд кажется парадоксом. Проблема украинской самостийности на самом деле та же, что и у самодеятельных спортивных обществ Галиции в 20-х годах прошлого века. Им крайне сложно выжить в чистом, дистиллированном виде. В том числе потому, что лучшим украинским спортсменам (равно как и писателям, учёным, артистам и т.п.) очень быстро становится тесно в рамках этой самостийности. И это ставит их перед выбором: смириться и деградировать, либо идти дальше. Не обязательно в польский спорт, лиги и чемпионаты, ведь точно так же в своё время украинские спортсмены находили себя в советском спорте. А некоторые (уже в новейшее время) точно так же уходят в российский спорт.

Впрочем, рецепт от этой деградации изобрели совсем не львовские футболисты в 1920-х. Ему по меньшей мере лет 700 и в сущности с момента взятия Киева Батыем и упадка Киевского княжества мало что поменялось. А значит, нет причин думать, что поменяется в ближайшее время.