путин лукашенко

Александр Лукашенко отказался санкционировать подписание контрактов на поставку российской нефти белорусским НПЗ без скидки $10 с тонны. Именно столько составляет премия российским поставщикам.

Отсутствие контрактов вызвало остановку поставок российской нефти на оба белорусских НПЗ с 1 января. Лукашенко провёл 31 декабря совещание с руководством нефтехимического комплекса на тему поставок и переработки нефти, поручив обеспечить в ближайшие дни поставку нефти из альтернативных источников.

«Прежде всего, речь идет о поставках железнодорожным транспортом из портов на Балтике, а также о задействовании для альтернативных поставок нефтепровода «Дружба», — уточнили в президентской пресс-службе.

По состоянию на 6 января нефть из Прибалтики в Белоруссию не потекла — ни в цистернах, ни реверсом по участку нефтепровода. Как выяснилось, законтрактовать объёмы и найти свободный танкер — не так уж просто. Однако появилась информация о работе с российскими компаниями.

«Работа по заключению контрактов на поставку углеводородного сырья из Российской Федерации в Республику Беларусь по цене, исключающей премию поставщикам, продолжается. Сегодня оформляются документы с российской компанией на прокачку первой партии нефти, закупаемой по цене без премии.

Объем сырья, ожидающегося к поставке в ближайшее время, а также накопленные ресурсы позволят обеспечить безостановочную работу отечественных нефтеперерабатывающих заводов в январе 2020 года», — сказано в распространённом 4 января сообщении государственного концерна «Белнефтехим».

По неофициальной информации, Александр Лукашенко обратился за помощью к группе компаний, входящих в группу «Сафмар» Михаила Гуцериева. Бизнесмен особо приближен к белорусскому лидеру и обязан лично ему помощью в своих белорусских проектах.

Самыми прибыльными активами Гуцериева в Белоруссии является нефтяной бизнес. Почти два десятилетия он занят в поставках нефти на белорусские НПЗ (в городах Мозырь и Новополоцк) и более известен по компании «Славнефть», АЗС которой известны каждому белорусскому автомобилисту (бренд и сами бензоколонки выкуплены компанией «Роснефть»).

Ещё больше Гуцериев заработал на МНПЗ, участвуя в экспорте нефтепродуктов и модернизации завода. Экспорт шёл в Евросоюз, где нефтепродукты из Белоруссии перекупались британскими компаниями, а также на Украину, около половины рынка моторного топлива которой приходится на импорт из Белоруссии.

В последние годы Гуцериев реализует в Белоруссии через свою компанию «Славкалий» проект строительства нового калийного комбината. Гарантом заёмных средств, в том числе из Китая, выступают власти республики. В дальнейшем возможен альянс белорусской государственной компании «Беларуськалий» со «Славкалием» в рамках сбытового объединения «Белорусская калийная компания». Кроме того, Гуцериев приложил руку к развитию бизнеса на криптовалютах в минском «Парке высоких технологий» (ПВТ).

В нынешнем конфликте Минска с Москвой роль Гуцериева скорее эпизодическая: Лукашенко обратился к нему за помощью в поставке небольшого объёма нефти для Новополоцкого НПЗ. Подписание контрактов с российской стороной белорусский лидер сорвал в конце 2019 года, жёстко торгуясь в нефтегазовых вопросах.

Лукашенко желал, чтобы российское руководство приняло решение о снижении стоимости поставок газа в Белоруссию со $127 за тысячу кубометров (цена в 2019 году) до цены для приграничной Смоленской области — т. е. почти в два раза дешевле. По нефти Лукашенко желал скидку в $10 при том, что средняя цена за тонну российской нефти для Белоруссии в январе — октябре составляла $364.

Кроме того, он требовал выплату «интеграционной дани» — так называемой компенсации за изменение российского налогового законодательства в нефтяной сфере. Пресловутый «большой налоговый манёвр» перенёс налоговую нагрузку с переработчиков нефти на её добытчиков, что сделало отпускную цену сырья выше.

На все эти требования Москва ответила отказом, не увидев оснований для продолжения спонсорской поддержки официального Минска. Уступки в нефтегазовых вопросах, как разъяснял президент РФ, возможны, но при условии реализации Минском подписанного в 1999 году договора о создании Союзного государства России и Белоруссии.

Лукашенко провалил союзную интеграцию в два захода. Сначала он свёл объединительный процесс только к экономической интеграции, а когда правительства Белоруссии и России выработали 31 «дорожную карту», то отказался подписывать пакетное соглашение. В результате декабрьский 20-летний юбилей со дня подписания договора обошёлся без торжеств.

Россия экспортирует нефть и газ в Белоруссию на самых льготных условиях, продаёт добытое из своих недр по самым льготным ценам. Дешевле эти российские товары никто в мире не покупает.

Нефть поставлялась без вывозных пошлин, в огромных объёмах. Подписанный в декабре баланс Союзного государства на поставку российской нефти в Белоруссию предполагает переработку белорусскими НПЗ 24 млн т (в последние годы формально перерабатывалось 18 млн т), 6 млн тонн нефти реэкспортировалось без переработки с зачислением прибыли с налогов в белорусский бюджет.

Для внутреннего потребления, согласно заявлению Лукашенко в опубликованном 24 декабря интервью Алексею Венедиктову, Белоруссии достаточно 4−6 млн т в год: «Половину нефти, которую мы перерабатываем, мы поставляем. Нам же надо, Алексей, чуть больше 6 миллионов тонн нефти. Из них 4 миллиона — немного для того, чтобы полностью себя обеспечить. Это при старых заводах. Не модернизированных. Ну что такое 5 миллионов тонн? Мы у вас покупаем, перерабатываем — 25».

При этом 1,7 млн т добывается в Белоруссии госкомпанией «Белоруснефть» и не перерабатывается на белорусских НПЗ. Собственно белорусская нефть вся экспортируется в сыром виде в Германию по цене гораздо большей, чем импортируется из России.

Эта же белорусская госкомпания ведёт нефтедобычу на пяти месторождениях в России. Через свою российскую дочернюю компанию «Янгпур» она добывает ежегодно свыше 40 млн т нефти и около 150 млн кубометров природного газа, годовая добыча нефти и газового конденсата оценивается в 200 тыс. тон товарного продукта.

Пока договорённость между Минском и Москвой не достигнута и контракты не подписаны, «РуссНефть» и «Нефтиса» из гуцериевской группы компаний «Сафмар» согласились поставлять российскую нефть на НПЗ. Речь идёт о небольшом объёме, который никак не решает угрозу остановки обоих белорусских НПЗ из-за сокращения запасов до уровня ниже минимальной технологической загрузки.

Зампред «Белнефтехима» Владимир Сизов заявил 4 января, что в январе Минск ждёт поставку 650 тыс. т нефти. Он отметил: «С одной из российских нефтяных компаний достигнута договоренность, что порядка 100−130 тыс. т нефти будет поставлено на первом этапе». Видимо, это и есть спасительные объёмы компаний Гуцериева, о которых в заявке получила уведомление «Транснефть».

В свою очередь «Белоруснефть» заявила о готовности развернуть экспортные потоки нефтепродуктов на внутренний рынок, однако это никак не решает проблемы с поставками нефти. Более того, это создаёт проблему исполнения контрактных обязательств перед иностранными партнёрами, не говоря уж о пополнении госбюджета в год переоформления президентства Лукашенко.

Лукашенко оказался настолько суровым переговорщиком, что доторговался до белорусского нефтяного коллапса. Из-за $10 на кону оказались миллиарды. Из-за снижения объёмов переработки уже упущена выгода на десятки миллионов, и это только начало.

В конце прошлого года «батькины эксперты» заявляли о готовности Минска решиться на переработку нефти из США и Саудовской Аравии. Что интересно: не из Венесуэлы, не из Азербайджана или Казахстана (надо платить рыночную цену), и уж тем более не из Ирана.

В интервью Венедиктову белорусский лидер заявил о возможности поставок через Польшу с изъятием 2/3 мощностей по прокачке российской нефти в ЕС. Это вторая за год неприятная ситуация с «Дружбой».

«Реверс нефти что такое — да, я могу, это самый дешевый маршрут, через Польшу они предлагают это, взять саудовскую нефть или американскую. Что дешевле. С рынка. В Гданьске. По трубе завезти реверсом, у меня три трубы нефтепровода «Дружба». С Россией. На первом этапе я забираю одну трубу. И реверсом поставляю на НПЗ. Северный и Южный — у нас два мощных НПЗ. В этом году полностью закончили модернизацию.

Глубина переработки, как в Европе. У вас один такой завод, по-моему, только в России. Я забираю эту нефть и перерабатываю. Пойдет нормально — я заберу реверсом вторую трубу. У вас останется одна. Вы поставляете, по 70 миллионов тонн по этим трубам качаете нефть на премиальный западный рынок. Если я забираю две трубы, ну 60, скажем, миллионов, 60 на 3 — 20, у вас останется для прокачки 20 миллионов, но не 60», — сообщил Лукашенко в интервью слушателям российской радиостанции.

Сколько это будет стоить белорусскому бюджету и белорусскому народу — покажет только время. В любом случае больше Россия дотировать республику в обмен на «поцелуи» не собирается.