курилы

— Петька, а, правда, что ты на Анке женишься?
— Правда, а что?
— Да говорят, что она гуляла чуть ли не со всей Кубанью!
— Ой, Василь Иваныч, посмотрел я на карту — что там той Кубани?

Старый советский анекдот

Кубань — не два курильских острова, те ещё меньше, но это тот случай, когда дело в принципе, и размер не имеет значения. У многих возникает стойкое ощущение, что подобная логика положена в основу на наших глазах оформляющейся сделки по Курилам между Японией и Россией. Похоже, в России есть элитная группа, считающая, что четыре острова на окраине Империи не должны перекрывать якобы потенциально большие торговые перспективы между двумя странами и можно обменять острова на торговлю. Так ли это и насколько правы те, кто с настороженностью наблюдает за руками двух политических игроков?

Японцы — весьма жёсткие переговорщики (мы об этом уже писали — тут, тут и тут), и нащупав слабое место в позиции России, они всеми силами навалились на это место и перехватили инициативу. Тактика Японии в переговорах по Курилам использует классику переговорного торга позиционной войны, когда сначала выставляются завышенные требования, а потом под видом уступок от второстепенной части из них отказываются (например, как здесь) в обмен на требование реальных уступок от России по главному вопросу.

Тактика ложных уступок выражается в заранее объявленном согласии Японии не требовать от России компенсаций шести тысячам переселённых с Курил японцам и в ответ не требовать компенсаций от Японии российским гражданам Курил при передаче островов от России к Японии. Фокус из практики НЛП вроде «Вам как прислать счёт — по почте или по факсу?» О том, что счёт вообще не надо присылать, и разговора нет, это как бы вопрос заранее решённый.

Оглашая заранее свою переговорную позицию по Курилам, Япония давит на Россию, отрезая её возможность отказа от темы угрозой вообще выйти из переговоров. Япония поняла — Россия находится в таком слабом переговорном положении, что сейчас самое время склонить руководство торгануть территорией в обмен на обещания денег (например, 200 мусоросжигающих заводов). Тем более что за продажей части Курил логично последует обычная экспансия японских ТНК на российскую территорию, и Россия и слова против не скажет, ибо вынуждена будет выдавать всё это за успешные последствия удачной сделки. Ведь не зря Дмитрий Песков объявил о колоссальном потенциале российско-японских отношений. Вот этот потенциал и реализуется!

Япония поняла — России важен сам факт переговоров, и за их сохранение Россия готова платить. И потому принять наступательные шаги от Японии. Так сейчас на Украине ВСУ отжимают так называемую серую зону — часть нейтральной территории, чтобы улучшить свои переговорные и военные позиции. И Япония показывает прекрасную осведомлённость о слабой и сильной сторонах российской переговорной позиции. Все заявления Абэ — это часть процесса наступления Японии на курильском направлении, предпринятого в уверенности, что Россия отмолчится и по умолчанию попадёт в капкан согласия, из которого потом без скандала и ущерба не выберется.

Тактика ложных уступок в полной мере используется Японией в переговорах по Курилам, позволяя предполагаемые российские ловушки обратить против самой России. Россия нуждается в демонстрации процесса переговоров? В прорывах ради громкого пиара? В деньгах по Дальнему Востоку? В демонстрации Китаю альтернативы отношениям с ним в виде отношений с Японией? Вот вам ряд последовательных заявлений, ни одно из которых вы дезавуировать и опровергнуть не сможете, а после которых ваша позиция будет или продавлена, или неконструктивна. В любом случае вы проигрываете. Или принимаете предложения, или срываете переговоры и обвиняетесь в этом.

Россия своим молчанием подталкивает Японию к тактике ложных уступок, выражаемой в превентивном оглашении своих позиций, подаваемых как шаги к компромиссу, о котором Россия так много говорила сама. Теперь любой отказ от компромисса принесёт существенный дипломатический ущерб, так как Россия показала способность в последний момент обнулить все предварительные результаты и таким образом все переговоры с ней не имеют перспективы. На этот крючок Япония поймала Россию.

Вопрос — было это произведено с ведома Москвы или нет? Согласованы ли такие японские шаги или не согласованы? Играет ли Россия в поддавки, полностью засекретив процесс переговоров и достигнутые промежуточные сделки? Ведь не может быть, чтобы такая выгодная позиция не была просчитана российскими переговорщиками и подарена Японии по неосмотрительности.

Такого быть не может, мидовские переговорщики — не неопытные коммерсы, для которых подготовка к переговорам исчерпывается проектом повестки дня и её согласованием с партнёром. К подготовке российской переговорной позиции привлекаются лучшие спецы разведок, МИДа, администрации президента, думских комитетов и министерств правительства.

Российская позиция — это выверенная и дистиллированная тактика, принятая с учётом огромного множества факторов, Вплоть до того, что уступки Японии будут восприняты в мире — и в Китае особенно — как слабость стратегического характера (может, в силу этих переговоров Пекин и затормозил двустороннее сотрудничество?). Даже Белоруссия это учтёт. И уж особенно это учтут Украина и США в вопросе Крыма.

На этих направлениях договорённости с Японией обернутся России осложнением всех текущих процессов. У них изменится контекст. Не понимать этого российская сторона не может. Так зачем же она идёт на такое оформление процесса переговоров? Суммарный результат можно будет назвать пирровой победой. Не говоря уже о внутреннем ущербе власти, который наложится на пенсионную реформу и долгосрочный ценовой новогодний скачок.

Такое впечатление, что правы те аналитики, которые говорят, что в России кто-то очень пытается создать политический кризис. Ибо он непременно возникнет в случае сделки по двум курильским островам. Никакие речи Пескова о том, что Россия выигрывает какие-то бездонные перспективы, не помогут. В нынешней ситуации принимать решение о сделке по Курилам просто запредельно опасно. Размен Крыма на Курилы — это не та сделка, на которой входят в историю триумфаторами. Это сделка, на которой все прежние заслуги обнуляются и затмеваются последующим шагом.

Но такое впечатление, что за кулисами курильского торга уже все решения приняты и роли расписаны. Стороны как бы подыгрывают друг другу и озабочены лишь тем, как теперь легализовать сделку у себя на Родине. Ибо передача двух островов в обмен на мирный договор ни в Японии, ни в России не считается соответствием национальным интересам двух стран. Парламенты могут это и не ратифицировать. Японцы хотят получить всё, русские не хотят отдавать ничего, и любая полумера лишь вызовет острую критику, а не согласие сторон.

Мало заключить договор, надо ещё хотеть и мочь его выполнить. А такой гарантии нет. Политические элиты расколются и утратят консолидированность. И если в Японии всё кончится очередной отставкой правительства, то в России процесс может перерасти вообще в затяжной кризис власти. Я не очень понимаю, как можно отдать два острова без всероссийского референдума, но, судя по имеющейся ситуации, такие детали для некоторых политтехнологов не являются препятствием для территориальной уступки Японии.

Сделка по Курилам, если она будет достигнута и проведена через парламенты, вызовет долгосрочные последствия такого масштаба, что негатив от их суммы для России намного перекроет позитив от сделки. Но складывается впечатление, что это не учитывается российской стороной, если та решит всерьёз пойти на сделку. Аргументы России не озвучены. То, что в общих словах прозвучало в виде намеков и общих слов, аргументами считать нельзя, и все это понимают.

То есть от российской стороны мы видим огромную фигуру умолчания на фоне довольного потирания рук японской стороной. Чем ближе приезд в Россию японского премьер-министра для подведения итоговой черты в сопровождении полного молчания и поощрительных намёков ключевых российских чиновников, тем острее понимание, что на этой стадии переговоров назад уже не ходят.

И все заявления Абэ не случайны и полностью согласованы с позицией российской стороны. Япония делает свои шаги именно с учётом позиции России. Японцы — люди, очень тщательно учитывающие все детали и просчитывающие всё далеко наперёд. Будь вероятна острая ответная реакция России, японцы никогда этого бы не сказали. Ведь по факту Японии срыв переговоров сейчас невыгоден даже сильнее, чем России.

В общем, сторонам удалось заинтриговать всё экспертное сообщество и все политические силы, наблюдающие в мире за происходящим. Как говорят в Одессе, «продать» такое решение курильского вопроса у себя на Родине никому не удастся, а вот очередь за долгами к России увеличится раза в два. И условия будут раза в два жёстче. А цена раза в два выше.

Что произойдет на самом деле, мир увидит после 21 января, когда Абэ приедет в Москву на заключительный, как он говорит, этап переговоров. Тогда и будет момент истины, и выяснится, почему Москва молчит и для чего намекает Японии о возможных уступках. И правы ли были те, кто очень насторожен всем происходящим: и тем, как организованы эти переговоры, и тем, как проходят их промежуточные этапы.

Будет это уступка и сдача суверенитета по четырем островам, или будет это демонстрация неприкосновенности суверенитета, невзирая ни на какие трудности, мир на этой развилке выберет одну из дорог, по которой пойдёт глобальная политика. Будут говорить или со слабой, или с сильной Россией. И выбирать эту дорогу будет именно Москва. От её выбора сейчас и зависят итоги переговоров с Токио.