вучич

В специальном обращении к нации президент Сербии Александр Вучич предрек балканскому региону «полную катастрофу». Албанские власти квазигосударства Косово отбросили последние приличия и перешли к шантажу сербской стороны, на который Белграду нужно как-то реагировать. Война в сложившихся условиях – это не угроза, а неизбежное следствие.

Первопричина очередного конфликта вокруг Косова в том, что Приштина ввела 100% пошлины на грузы из двух стран – Сербии и Боснии и Герцеговины, а также запретила ввоз через границу края любых товаров без специальной косовской маркировки. Математика тут простая – товары из этих стран на территории Косово теперь подорожают вдвое и никому не будут нужны. При этом поставщики, получая косовскую маркировку, как бы идут на поклон и признают полномочия местной власти, которую они на самом деле не признают.

То есть обокрасть было мало – нужно еще и унизить. Это вполне в албанском духе.

В таком демонстративном шаге нет никакого экономического резона. В нем нет ни протекционизма, ни «поддержки отечественного производителя». Край болезненно зависим от импорта, треть его жителей относятся к безработным, а половина тех, кто все-таки работает, устроены в госсектор квазигосударства. В конечном итоге не выиграет никто, а проиграет местное население (от роста цен), в первую очередь, сербское, а особенно – та его часть, чей бизнес завязан на импорте товаров из большой земли.

Речь в данном случае идет о банальном шантаже. Сербию и Боснию подталкивают к признанию Республики Косово, обернув привычные для местных функционеров бандитские методы («как сказал, так и будет! нож видишь?») в упаковку как бы цивилизованных. Есть сомнения, что бывший полевой командир и нынешний президент Косово Хашим Тачи вообще знает значение слова «протекционизм».

В глазах Сербии такие «намеки» вопиющая наглость пополам с грубым хамством. В свою очередь две трети руководства Боснии и Герцеговины с удовольствием признали бы Косово (там знают толк в сепаратизме), но руководство входящей в состав фактически конфедеративной БиГ Республики Сербской неоднократно предупреждало: в случае, если Сараево признает Приштину, Баня-Лука (столица РС) окончательно уйдет в раскол, а это на все 100% означает новую войну.

Новой войны на Балканах на Западе пока не хотят – хватает других проблем. Там лицемерно чтят себя миротворцами, положившими конец как Боснийской, так и Косовской войне (да, военную агрессию против сербов там называют миротворчеством). Но все-таки помнят специфику Балкан: чиркни спичкой – всё заполыхало. И хотя терпеть не могут принципиального и надоедливого президента РС Милорада Додика (не в последнюю очередь – за его демонстративную поддержку Москвы по всем вопросам), вынуждены считаться с его мнением и спичками лишний раз не чиркать.

Другое дело, что ранее в руки косовским албанцам эти же люди вручили целый коробок. Приштина уже давно испытывает терпение Белграда на прочность, пользуясь любыми, в том числе – откровенно мальчишескими поводами, чтобы вывести сербов из себя. Для самих сербов ситуация зависла на грани подготовки к новой войне, чего пока не произносят публично, но не «под запись» — произносят, причем, гораздо чаще, чем прежде, включая даже 2008-й год, когда косовский парламент объявил об отделении края от Сербии под именем Республики Косово, а США и большинство стран ЕС это решение признали, нарушив тем самым прежние договоренности и резолюцию Совбеза ООН.

Опасность сложившейся ситуации в Европе в общем-то понимают. Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини отреагировала на введение пошлин категорично: «Правительство Косова должно немедленно аннулировать эти решения». Но если кто-то думает, что бывшие албанские боевики впадают от голоса Могерини или любого другого представителя Брюсселя в ступор, он ошибается. Косовары послали европейские возражения куда подальше даже по вопросу создания Косовым собственной армии, хотя десять лет назад европейцы клялись, что подобного не будет и не может быть никогда, а албанцы им вроде бы даже поддакивали.

Что до США, им происходящее фиолетово – пусть Европа сама разбирается, если очень нужно. Там поддерживают Косово всегда и просто по умолчанию – это американский политический проект, в этом квазигосударстве расположена их самая большая на континенте военная база, а в остальном – творите, что хотите. Хоть пошлины вводите, хоть стену на границе стройте – Дональд Трамп сам всё это любит и по-человечески вас поймет.

Не то чтобы приштинские албанцы не пошли на попятную вообще ни при каких обстоятельствах. Если им нужно, обязательно пойдут, но потребуют чего-то взамен. Причем, не обязательно от Белграда, можно и от Брюсселя, ведь этими пошлинами они «берут на понт» и европейскую бюрократию тоже. Президент Сербии считает, что наиболее желанный для албанцев «приз» – облегчение визового режима со странами ЕС. Как известно, признав появление в Европе «молодой косовской демократии», европейцы не сочли косоваров достаточно демократичными для безвизового режима и единого рынка труда. Поэтому в миграционном кризисе, захлестнувшем Евросоюз несколько лет назад, была и довольно значительная косовская волна, от которой европейцы потом отгородились постановлением, что беженцев из Косова не бывает, ведь там всё безопасно, мирно и благостно.

Вучич подчеркивает и другие мотивы албанцев – желание «по-тихому провести мощнейшую этническую чистку сербов на территории Косова и Метохии» и «провоцирование конфликта для полной дестабилизацию региона ради чьих-то интересов». Насчет этнической чистки – верится, конечно, не сразу, хотя албанцы люди опытные и поднаторели в этом деле, а президенту Сербии уж точно виднее. В любом случае, уровень жизни сербов Ибарского Колашина или Северного Косова – примыкающих к Большой Сербии земель, которые населены сербами и не контролируются из Приштины – после введения пошлин резко упадет, а люди там отнюдь не жируют. И в конечном итоге конфликт может разгореться и Северном Косово, и в Боснии, если она все-таки рискнет пойти навстречу Приштине.

Война и этнические чистки – страшные слова, и Вучит сейчас откровенно стращает Европу. И при этом – не без изящества берет на себя миротворческую функцию. В частности, в специальном обращении к нации он заявил:

«Мы много пролили крови на этой земле, и у нас больше нет жизней, которыми мы бы оплачивали свободу и будущее, поэтому мы должны сделать все, чтобы сохранить мир… Белград будет вести себя предельно рационально и ответственно и принимать решения для защиты и в интересах своего народа».

То есть он не грозит войной, а подчеркивает ее фактическую неизбежность и то, чем именно будет руководствоваться Сербия под его управлением в случае открытого конфликта. Одна из задач политика – объяснить интересами нации всякий случай, когда войска остались в казармах или, наоборот, покинули свои казармы. Но глава сербского государства хочет, чтобы весь мир услышал: после подсчета всех «за» и «против», возможен любой вариант. Ввод в Косово сербских войск для защиты населения Ибарского Колашина – это тоже вариант (пока нежелательный, но, кстати, не самый худший).

Для Вучича всё происходящее – серьезный вызов. Он понимает, что не может отступить или даже просто проиграть в этом споре, поскольку косовские сербы и значительная часть его электората воспримет это как предательство святынь и попрание основ (да, кооперация с косовскими сербами – в их числе). Но войны он совершенно точно не хочет, по крайней мере, не сейчас, когда перевооружение сербской армии (в основном за счет России, кстати) еще не завершено. Поэтому сделал упор на дипломатию и в целом ведет себя довольно уверенно.

Его обращению к нации предшествовало срочное заседание сербского Совета безопасности, по итогам которого Вучич сперва провел встречу с послами России и Китая (в его формулировке – «русскими и китайскими друзьями»), а после с послами США, Великобритании, Франции, Германии и Италии.

Последним четырем державам теперь придется искать управу на созданного ими монстра – косовскую государственность. Пока существует угроза отрезать Ибарский Колашин от Сербии, говорить о том, что статус-кво на Балканах сохраняется, что война закончена, а регион застрахован от новых этнических чисток, означает нагло врать в глаза, приписывая себе несуществующие заслуги и отмазывая неблаговидные методы своих предшественников.

А если управу найти не удастся, угрожающие образы из речей президента Сербии могут воплотиться в реальность буквально сами собой, и тогда регион действительно «придет к полной катастрофе».

Когда это случится, самым трудным для опытнейшего диплома Сергея Лаврова будет удержаться от реплики в адрес «уважаемых западных партнеров»: «Мы ж вас, дебилы, предупреждали».