гтс газ

Россия предлагает Украине вернуться к прямым поставкам газа, «потому что это напрямую влияет на объемы его транзита», заявил вчера глава Минэнерго России Александр Новак. Ранее, как известно, Украина формально прекратила закупать российский газ и начала платить за «реверсные поставки из Европы» — которые, впрочем, существовали лишь на бумаге.

Это только последний акт обострившихся в недавнее время газовых переговоров.

Напомним: в понедельник, 18 ноября, стало известно, что ПАО «Газпром» направило в адрес НАК «Нафтогаз Украины» официальное предложение за подписью председателя правления Алексея Миллера о продлении действующего контракта или заключении нового договора о транзите голубого топлива через территорию Украины сроком на один год с учетом прогнозного спроса европейских покупателей на газ на 2020 год.

Разумеется, это предложение обставлено рядом условий:

— отказ обеих сторон от всех взаимных претензий в международном арбитраже и прекращение всех судебных разбирательств;
— отмена решения Антимонопольного комитета Украины о наложении на «Газпром» штрафа за якобы «нарушение экономической конкуренции»;
— отзыв ходатайства «Нафтогаза Украины» об инициировании Европейской комиссией расследования против российской компании.

С большой долей вероятности эти условия не будут приняты украинской стороной, и как минимум в январе транзит газа через Украину может прерваться. Об этом свидетельствуют не только воинственные заявления руководителей «Нафтогаза» и затягивание процесса его анбандлинга (разделения), которое украинская сторона обязалась провести до 2020 года. Об этом говорят также и расчеты ООО «Оператор ГТС Украины» тарифов на услуги транспортировки газа, которые сделаны именно исходя из нулевого сценария транзита.

Два главных руководителя «Нафтогаза», Андрей Коболев и Юрий Витренко, во многом отличаются друг от друга (например, первый выводил деньги, полученные в качестве премии за «перемогу» над «Газпромом», на маму в США, штат Мэриленд, а второй — на жену в Лихтенштейн) и порой имеют разные интересы. Но они точно единомышленники в том, чтобы не допускать даже возможности какого-то мирового соглашения с «Газпромом».

Тут совпало многое: от интересов их заокеанских кураторов и возможности нагреть руки на закупке российского газа у европейцев до нежелания допускать даже теоретическую вероятность возврата полученных премий (у Коболева это почти полмиллиарда в рублях, у Витренко чуть меньше) в случае отказа от попыток взыскания средств с «Газпрома» по решению Стокгольмского арбитража.

И тот факт, что новая украинская власть не смогла сменить руководство «Нафтогаза», тоже достаточно красноречив.

Кроме того, отказ от взаимных претензий, с точки зрения начальников «Нафтогаза», базируется исключительно на отказе украинской стороны взыскивать 2,6 миллиарда долларов по решению Стокгольмского арбитража и продолжать споры по другим искам в общей сумме на 12 миллиардов долларов без аналогичных отказов с российской стороны. «Газпром» взамен предлагает прямые поставки газа и снижение цены на 25 процентов. Однако в сложившихся обстоятельствах «Нафтогазу», похоже, больше нравится зарабатывать на дорогом газе от посредников, чем получать дешевый напрямую.

Плюс еще есть штраф Антимонопольного комитета Украины в сумме 172 миллиардов гривен, наложенный на «Газпром». Насколько бы этот штраф ни был абсурден (ведь «Газпром» даже не вел хозяйственную деятельность на Украине), де-факто он подтвержден на уровне Киевского апелляционного хозяйственного суда. Он передан на взыскание исполнительной службе, и даже в отношении процедуры его отмены — сплошные вопросы.

Также Украина не идет на краткосрочное соглашение по транзиту, понимая, что после полноценного ввода в действие «Северного потока — 2» ее позиции существенно ухудшатся. В то же время пока не совсем понятно, как может быть заключен долгосрочный контракт, ведь процедура разделения «Нафтогаза» не завершена и фактически будущий оператор ГТС Украины — АО «Магистральные системы Украины» пока существует лишь на бумаге.

К этому всему стоит добавить информационную накачку на Украине, которая не подразумевает никакого компромисса с «Газпромом», ибо это будет воспринято электоратом, которому пять лет промывали мозги, как тотальная «зрада».

Наконец, стоит принять во внимание, что стороны, как могли, подготовились к форс-мажору с возможным прекращением транзита: в ПХГ Украины накоплены рекордные за последние годы запасы газа. Аналогично и «Газпром» заложил рекордные объемы в европейских хранилищах.

Иными словами, весь набор юридических, технических, политических и прочих обстоятельств ведет к тому, что 1 января транзит российского газа через Украину прекратится.

Есть определенные надежды на встречу в «нормандском формате», которая может состояться до середины декабря. Но с учетом описанных выше обстоятельств слишком полагаться на нее, наверное, не стоит.

В «Нафтогазе», видимо, исходят из того же.

На днях стало известно сразу о двух вариантах повышения тарифов на транспортировку газа с 2020 года.

Первый, от АО «Укртрансгаз», рассчитан без учета форс-мажора — то есть на основе продолжения оказания услуг по транзиту российского газа. Правда, непонятно, в каком объеме.

Второй, от «дочки» АО «Укртрансгаз» — ООО «Оператор ГТС Украины» (эта компания после анбандлинга с 1 января 2020 года должна быть передана в управление АО «Магистральные системы Украины») — рассчитан исходя из нулевого сценария транзита.

И надо сказать, что оба варианта выглядят очень невесело для потребителей.

Первый предполагает повышение в среднем более чем вдвое тарифа на транспортировку газа по Украине и почти в два раза — для точек входа в ГТС Украины при транспортировке импортного газа.

Второй предусматривает повышение тарифа на транспортировку газа по Украине в 3,5-4,7 раза. Тариф же для точек входа в ГТС Украины при транспортировке импортного газа должен будет вырасти в 2,7-2,8 раза. При этом ввиду отсутствия транзита явно речь идет о закупке газа на западной границе Украины. Причем закупке теперь уже не виртуального, а реального газа из европейских хранилищ и труб, который будет неизвестно сколько стоить — если его в принципе смогут доставить до границы ЕС и Украины.

Но даже существующий тариф на транспортировку газа для точек входа в ГТС Украины при импорте газа либо сопоставим с таковым в странах ЕС (в Италии и Венгрии он чуть ниже действующего украинского), либо уже сейчас существенно их превышает: он выше словацкого в 1,8 раза, а австрийского в девять раз.

На этом плохие новости для украинских потребителей газа не заканчиваются, так как о намерении поднять тарифы объявили и газораспределительные сети — в среднем в 1,84 раза.

Только за счет транспортной составляющей стоимость одной тысячи кубометров газа для украинских потребителей может вырасти в среднем на 1300 гривен. Дополнительные расходы потребителей составят около 36 миллиардов гривен, из них 18,5 миллиарда придется заплатить населению, которому на выборах обещали снижение тарифов.

И это без учета роста стоимости самого газа, который в случае форс-мажора с нулевым транзитом может оказаться весьма значительным. Сегодня на Украине никто даже не отваживается прогнозировать стоимость импортного газа при подобном сценарии.

А равно и без учета технических проблем с поставкой газа на юг и юго-восток Украины.

Думается, такое развитие событий нанесет серьезный удар по рейтингу правящего монобольшинства и президента Зеленского, а также по промышленности страны. Но наверняка мало заботит персонажей, которые хранят свои активы в Мэриленде и Лихтенштейне.