Береговой ракетный комплекс «Утес»

Украина и страны НАТО во главе с США остаются главной военной угрозой для Крыма, вошедшего в 2014 году в состав России. К такому выводу приходит известный военный публицист Владислав Шурыгин.

Писать любые сценарии в духе Тома Клэнси дело неблагодарное. И не только потому, что место уже занято самим Клэнси, но и, прежде всего, потому, что все такие сценарии, в прямом смысле, отвечают старой военной поговорке – «Гладко было на бумаге, да забыли про овраги». И всё же, уходя от приключенческого жанра, мы можем рассмотреть вероятные угрозы Крыму, а так же силы и возможности сторон в вероятном конфликте.

Кто же может сегодня оказать в списке вероятного противника?

Конечно, в первую очередь это Украина, которая в 2014 году потеряла Крым, и до сих пор не признаёт эту потерю, и всячески подчёркивает готовность вернуть себе Крым любой ценой.

Безусловно, угроза Крыму исходит и от вооруженных сил стран НАТО и США, которые полностью солидаризовались с Украиной и оказывают ей масштабную военную помощь. В черноморском регионе НАТО представлено Румынией, Болгарией и Турцией, которые в угрожаемый период предоставят свою инфраструктуру войскам НАТО и сами примут долевое участие в войне. Кроме того, с НАТО тесно координирует свою позиция Грузия. Её военное значение ничтожно, но упомянуть о её позиции необходимо.

В определённой мере, угроза исходит и от Турции, которая, хотя и является членом НАТО, но ведёт свою независимую политику в регионе и стремится вернуть себе статус региональной державы, ностальгируя по временам Османской империи. Турецкое руководство категорически не приняло переход Крыма под российскую юрисдикцию, которая сорвала собственные планы турок, по формированию в Крыму протурецкой татарской автономии и разделе Крыма по кипрскому сценарию.

Как мы видим, противник перед нами достаточно грозный. Прежде всего, США и НАТО, чьи объединенные силы кратно превосходят всю нашу военную группировку на юго-западном направлении. Одни только турецкие вооружённые силы насчитывают более 600 000 человек. Турция способна за несколько месяцев сформировать на черноморском направлении экспедиционные силы численностью до 100 000 военнослужащих. А с учётом армий Болгарии, Румынии и, переброски сюда американских экспедиционных сил, численность этой «международной коалиции», как любят называть американцы такие сводные команды, может достигнуть 150 000 человек.

Второй по численности, но первой по угрозе является украинская армия, которая развернула в приграничных с Крымом районах группировку численностью более 60 000 солдат и офицеров. При этом, очевидно, что эти 60 000 будет правильно приплюсовать к американской коалиции, которая, собственно и может быть сформирована лишь как активная поддержка восстановления территориальной целостности Украины.

В техническом отношении это будут крайне разнородные силы. Если армию США можно без всякой натяжки называть передовой армией мира, армией 21 века, то турецкая армия, несмотря на большую численность, в техническом отношении не сильно ушла от армий второй половины 20 века. Украинская армия находится в ещё более худшем состоянии, чем турецкая, испытывая острый дефицит не только современной техники вооружения, но вооружения вообще. Вооружённые силы Болгарии и Румынии это опереточные армии, чей боевой потенциал более чем условен. Поэтому, несмотря на большую численность, боевой потенциал вероятной группировки вторжения с нею несопоставим.

Тем не менее, в её составе может быть развернуто до 500 танков, до 300 орудий и до 200 боевых самолётов, с учётом усиления объединенных ВВС американской авиацией.

Отдельная тема – флот. Сегодня флот НАТО представлен здесь турецкими ВМС, которые являются и вполне современными и численно превосходящими российский Черноморский флот. Так же сюда могут быть переброшены по согласованию с турками корабли других стран НАТО – США, Великобритании и Франции, что позволит НАТО иметь полное превосходство на море.

В этих условиях можно, конечно, представить некий гипотетический план по изоляции и нанесению поражения российской военной группировке в Крыму, силами ВВС и ВМС НАТО с последующим десантом в Крым объединённых американо-турецко-болгарско-румынских сил и одновременным ударом ВСУ со стороны крымского перешейка. Можно! Но такой подсчёт, при всей его масштабности и логичности, не является правильным по той простой причине, что во-первых, такой конфликт означает полномасштабную, фактически, мировую войну, в которой будут задействованы все стратегические направления и театры военных действий. А при таком раскладе «крымская тема» уходит глубоко на второй план, становясь периферийной операцией, активно участвовать в которой могут лишь ВСУ, Турция и причерноморские карлики, с определённой поддержкой США и НАТО.

А во-вторых, тут и вступает в дело «фактор Крыма», который в сегодняшних обстоятельствах становится стратегическим.

Если посмотреть на карту Чёрного моря, то сразу видно, что Крымский полуостров почти на треть «вдвинут» в него и делит море на два бассейна. При этом, максимальная стратегическая «глубина» этих бассейнов не превышает 550 километров, а по прямой от Крыма до турецкого берега вообще всего 260 километров.

Ещё сорок лет назад такие дальности позволяли кораблям Турции и НАТО чувствовать себя относительно уверенно, находясь вне зоны поражения советских ракет. Но сегодня ситуация изменилась коренным образом. На вооружении российской армии и ВМФ встали самые современные ракетные комплексы, чьи боевые радиусы не только полностью перекрыли Чёрное море, но и на многие сотни километров ушли вглубь территорий стран НАТО.

Развёрнутые в Крыму, они до нуля обесценивают любую военно-морскую группировку, которая может попытаться приблизиться к крымским берегам или нанести удар из акватории Чёрного моря, находясь как на ладони перед нашими средствами обнаружения и наведения. При этом, обнаружить и уничтожить наши комплексы, в условиях горно-лесистой местности Южного берега Крыма крайне затруднительно. А, учитывая многие десятилетия инженерной подготовки района в советское время, наличие десятков подземных укрытий, фортов, и позиций это почти невозможно.

Что же в сухом остатке?

В сухом остатке для НАТО крайне туманные перспективы любой успешной операции в причерноморском бассейне. А в условиях дальнейшего укрепления обороноспособности Крыма, накопления здесь достаточных материальных запасов для ведения войны, это вообще сценарий для голливудской сказки. В реальности же никаких перспектив нанести здесь России военное поражение нет. И, уж тем более, нет никаких перспектив у Украины «вернуть Крым». Крым наш!

А совершенствованием обороны Крыма мы занимаемся постоянно. Надо сказать, что военная разведка Украины ведёт самое пристальное наблюдение за нашей военной инфраструктурой Крыма и пытается своевременно выявлять все её изменения. Согласно данным ГУР, в Крыму сегодня развёрнуто больше 32 тыс. военнослужащих, 613 танков и бронетранспортеров, 162 артиллерийские системы, около 100 боевых самолётов, 56 вертолётов, 16 береговых комплексов, 34 боевых корабля и шесть подводных лодок. Но голые цифры, как уже было сказано, имеют очень условное значение. Они должны быть дополнены такими важнейшими параметрами, как боевая готовность войск, их обученность, насыщенность современной техникой и, конечно, высокое морально-психологическое их состояние.

Совсем недавно начальник Генштаба России Валерий Герасимов раскрыл данные о составе российских Вооруженных сил в Крыму. На полуострове создана, по выражению Герасимова, «самодостаточная группировка войск», в которую вошли военно-морская база, армейский корпус и 2 дивизии — одна противовоздушной обороны, а вторая — авиационная. Также пополнение получил Черноморский флот России: в его состав вошли 6 подводных лодок, 3 дивизиона береговых ракетных комплексов «Бал» и «Бастион». К тому же к Черноморскому флоту РФ теперь приписаны фрегаты «Адмирал Эссен», «Адмирал Григорович» и «Адмирал Макаров», вооруженные крылатыми ракетами «Калибр». Уже к 2020 году на Черноморском флота планируется иметь 24 носителя ракет «Калибр».

Совсем недавно в Крыму встал на боевое дежурство второй зенитно-ракетный полк вооружённый ЗРК С-400.

Неслучайно и то, что именно в этом регионе встали на опытно-боевое дежурство наши перехватчики МиГ-31 с гиперзвуковыми ракетными комплексами «Кинжал».

Поэтому не будем отнимать хлеб у Тома Клэнси. Военная фантастика удел фантастов. А мы реалисты. И Крым наш!