россия запад сша

Демократия, демократия, демократия — самая неприкасаемая и священная корова западной цивилизации. Такого безудержного всестороннего пиара, как в отношении демократии, не было, пожалуй, никогда в человеческой истории. Её изучают в школах и университетах, в приверженности демократии клянутся политики. Её экспортируют в другие страны, устраивая государственные перевороты. Ради неё отказываются от самых базовых человеческих ценностей: семьи, детей, веры, нации, традиции, Отечества и даже сексуальной ориентации…

Достойна ли демократия такого почёта в человеческом обществе? Принесла ли она человечеству мир, разум, свободу, равенство, братство, которые декларировали её пророки?

Начнём с истории.

Древнегреческая демократия

Демократия как принцип власти родилась в древнегреческих городах-государствах. В Афинах, которые предлагаются всем в качестве образцового общества, сама демократия просуществовала менее трёхсот лет (594–321 гг. до Рождества Христова). Все эти греческие полисные государства были маленькими, а демократическая система была построена на основе рабовладения. В Афинском государстве в период расцвета находилось не более 80–100 тысяч свободных граждан, до 40 тысяч не имевших политических прав метеков («переселенцев»-иностранцев и отпущенных на волю рабов) и до 400 тысяч рабов, не имевших ни прав граждан, ни личной свободы. При этом из свободных граждан надо вычесть ещё женскую половину населения, которая не обладала правом голоса на собраниях. А также в реальности ни крестьяне, ни скотоводы, жившие вне города, практически никогда не приходили в Афины на городские собрания. Граждане могли предаваться демократии на своих собраниях только при наличии нескольких рабов у себя дома, освобождавших афинян от забот по хозяйству.

На самом деле «демом» или «демосом» тогда называлась территориальная община, которая была частью родового объединения «фила», и от которой свободные граждане избирали своего представителя в городской совет.

Греческие демократии бесконечно воевали друг с другом, и частные региональные интересы за эти триста лет всячески мешали объединиться грекам в единую державу.

Так и не объединив греков, демократия окончательно пала под ударами Македонской монархии царя Филиппа II, разбившего объединённые силы греческих республик в битве при Херонее в 338 году.

Интересна демократическая заносчивость афинян. Отпущенные без выкупа после битвы, они затем потребовали у Филиппа II вернуть им плащи и одеяла. Победитель не без юмора отметил анекдотическую неадекватность отживавших свой век древнегреческих демократов: «Эти афиняне вообразили, будто проиграли нам партию в кости»…

Американская демократия

Вторично демократия появилась в человеческой истории с отделением североамериканских колоний от Великобритании и образованием в 1776 году США, по интересному совпадению также являвшейся рабовладельческой страной. Рабство в американских колониях существовало ещё с 1619 года. Причём поначалу среди рабов были не только чёрные, но и белые рабы, например, ирландцы, захваченные англичанами при покорении их страны республиканским революционным диктатором Кромвелем. В дальнейшем рабовладение стало носить более законченные расистские черты.

В конце XVIII столетия примерно 20% населения США (около 600 тысяч человек) были рабами. А к 1860 году рабами продолжали быть уже 4 миллиона человек из 12 миллионов населения. Тринадцатая поправка к Конституции США, отменявшая рабство, была принята лишь в 1865 году. И затем очень долго ратифицировалась властями отдельных штатов. Последними эту поправку ратифицировали в штате Миссури… в 2013 году.

Не более завидным было и положение коренного индейского населения. Индейцев массово истребляли и не единожды сгоняли с их территории, не обращая внимания на заключенные ранее договорённости. А с 1871 года вообще насильно загнали в резервации, которые существуют до сих пор. С самого основания самостоятельного государства и до 1924 года индейцы не являлись гражданами США и, соответственно, не участвовали в демократических избирательных процедурах.

Тяжёлая революционная поступь демократии

Эта «славная» и «белоснежная» — как древняя, так и новая — история демократии в XVIII–XX столетиях периодически пополнялась кровавыми революциями и восстаниями во имя «свободы, равенства и братства». Интересно, что демократия почти всегда приходила в ту или иную страну на кровавых плечах революции, с убийствами лидеров этих стран, дальнейшими чистками политически неугодных государственных деятелей и целых слоёв населения.

За последние сто лет господства разнообразных вариантов демократии сам «народовольческий» принцип власти преизрядно потускнел. Народы всё больше превращались при нём в атомизированную массу и всё менее были способны иметь какую-то связную единую волю или чётко формулируемые национальные желания.

Демократия, декларировавшая передачу всей власти народу, при реальном рассмотрении, как никогда ранее, отодвинула народные массы от всех возможных решений по своей судьбе. Перенеся центр тяжести из социальной сферы старых сословно-профессиональных интересов в политическую сферу партийных выборов, демократия лишила народы их внутренней национальной повестки. Избирательная масса голосует за партийные политические программы различных социалистических или либеральных глобалистских прожектов, которым одинаково неинтересны любые национальные повестки. При любых изводах демократии у власти находятся партийные политиканы, а за теми стоят финансовые воротилы и клановые группировки.

Где тут голос народа? Народ планомерно превращается в безгласную социальную массу, способную реагировать только на предложения «хлеба и зрелищ». За ним ухаживают только в короткие предвыборные периоды, одновременно коварно обманывают обещаниями, убеждая заполнить избирательный бюллетень так, как выгодно партийным заправилам.

Демократические идеи стоили человечеству дороже, чем великие завоевания

Все страшные социальные утопии в истории человечества, по интересной закономерности, легко сочетались с демократией за прошедший век. И были через короткое время применения либо уже снесены на историческое кладбище человеческих неудач, либо, как англо-саксонская система демократии, доживают последние десятилетия своего доминирования.

Все эти советские генсеки и товарищи большевики, германские фюреры и партайгеноссе национал-социалисты, американо-европейские президенты и либерально-социалистические партократы дали немало политических уроков по жесточайшей узурпации народных воль и фальсификации народных желаний.

Одни были упёртыми интернационалистами, по-марксистски категорично отрицавшими какую-либо значимость национальных чувств и через экспорт революции стремившимися к построению Мировой советской социалистической республики. Другие были жестокими расистами, для которых нация была лишь ступенью к мировой гегемонии расы арийских господ, концентрировавшихся исключительно в их рабочей партии. Для третьих орудием их стремления к мировому господству была жажда наживы, продвижения своего образа жизни и понимания демократии, не сообразуясь ни с какими человеческими жертвами.

И для одних, и для других, и для третьих демократия стала удобной формой, позволявшей прикрывать их зловещие планы «волеизъявлением» народа на всевозможных выборах, в процессе подготовки к которым, как на рынке, можно было покупать и продавать голоса избирателей.

Стремление к власти, к мировому господству этих социальных утопий разрушило традиционные общества как Запада, так и Востока.

Россия пострадала сильнее многих. Социальная демократия большевиков срыла крестьянскую многомиллионную плодородную демографическую русскую почву. Бездумно потратила огромные национальные ресурсы в своих бешеных экспериментах. Привила теплохладное отношение к труду. И воспитала презрение ко всему родному как к «тёмному царству ненавистного царизма».

Пришедшая им на смену другая фракция — западнических культуртрегеров — попробовала привить нам англосаксонские демократические традиции с параллельным грабежом страны и проведением шоковых реформ. Этот вариант либеральной демократии не выдержал проверку времени и поставил перед страной определённую проблему.

Какой вариант демократии ещё есть в мире, чтобы попробовать его на нашей родной почве? Ни социалистический, ни либеральный не дали желаемого результата. Желаемый результат самого национал-социализма в отношении своих целей никак не сообразовывался с выживанием Русского мира, и нам пришлось, взяв Берлин, самим его удавить.

Что дальше? Варианты демократии, изобретённые на Западе, уже все опробованы. Получился своеобразный конец истории в отдельно взятой стране. Дальше двигаться по демократическому пути некуда.

Что делать? Мы так давно не жили своим умом. Без западных «учителей», постоянно обучающих нас всевозможным демократическим конструкциям, наши элиты чувствуют себя неуверенно.

Похоже, что это будет очень не простое решение — жить своим умом. Особенно после стольких лет европейничания. Решиться перестать кого-то копировать, что-то заимствовать, что-то «хорошо зарекомендовавшее себя» где-то в других условиях переносить на нашу почву — это определённый духовный гражданский подвиг.

Нужна альтернатива? Есть ли такая политическая альтернатива у демократии? Конечно, есть, свет на демократии клином не сошёлся. Человечество жило без демократии тысячелетия, с короткими перерывами «на поболтать в парламентах». Но это уже тема другой статьи…