912-mis

Москва и Париж продолжают переговоры о судьбе контракта по «Мистралям». И в их позитивном разрешении Франция заинтересована куда больше, чем Россия.

Во Франции прошли очередные испытания «Севастополя» — второго корабля типа Мистраль, построенного для России в рамках заключенного в 2011 году контракта. Согласно договору, Севастополь должен быть поставлен России во второй половине этого года, однако его судьба как и в случае с первым кораблем — Владивостоком — находится под вопросом. Париж заморозил выполнение контракта после начала гражданской войны на Украине, и ставит его возобновление в зависимость от выполнения Украиной и ополченцами минских соглашений. Которые изначально рассматривались всеми сторонами не как долгосрочная дорожная карта, а как временное решение.

Ирония в том, что, по сути, России выгоден любой исход эпопеи с Мистралями (если не брать в расчет экзотические варианты, например передачу готовых кораблей украинским властям). Конечно, оптимальным вариантом была бы поставка кораблей российским ВМФ. Причем самая большая выгода от этой поставки не столько в военном плане (ряд экспертов уже не раз писали о том, что эти корабли российскому флоту с его задачами попросту не нужны), сколько в политическом. Выполнение Францией контракта станет серьезным ударом по позициям тех стран ЕС, которые выступают за изоляцию России. Более того, положительное решение вопроса с Мистралями может оказаться важным символическим шагом, который ознаменует начало конструктивного российско-европейского диалога о выходе из украинского кризиса (сейчас скорее идет диалог о диалоге).

Если же корабли не будут поставлены, то Москва тоже не сильно расстроится. Она получит неплохую (даже с учетом того, что Владимир Путин великодушно избавил Францию от необходимости выплачивать дополнительную неустойку) компенсацию в виде понесенных ей ранее расходов на контракт, а ослабит своего конкурента на мировом рынке вооружений. Ведь окончательный отказ Парижа о исполнения контракта станет серьезным ударом по репутации Франции как надежного поставщика оружия, который не ставит выполнение своих обязательств выше специфики политического момента. Для сравнения, Москва возобновлением поставок С-300 в Иран такое клеймо с себя сняла.

В свою очередь, Париж находится в куда более сложном положении. Он вынужден выбирать между двумя плохими сценариями, поскольку оптимальный — возобновление исполнения контракта на фоне достижения компромисса между Москвой и Брюсселем по украинским делам — в ближайшее время вряд ли предвидится.

Так, Франция может продолжать стоять на своем и отказываться поставлять Мистрали до нормализации ситуации на Украине. В этом случае Париж не только вынужден будет компенсировать расходы как России, так и верфи, на которой строились корабли. Франция упустит историческую возможность заработать политические очки. Реализовав контракт, Париж повысит статус своих отношений с Москвой, и за счет этого сможет сыграть крайне выгодную во всех отношениях роль посредника в диалоге между Россией и Евросоюзом. И тем самым как минимум восстановит свое значение в Европе, утерянное после прихода в Елисейский дворец Франсуа Олланда и резкого возвышения Ангелы Меркель. А как максимум получит выгодные контракты на российском рынке.

Однако одностороннее решение о поставке Мистралей в России грозит французам другими, более серьезными проблемами. Оно будет фактически означать подрыв европейской солидарности, и повлечет за собой серьезные дезинтеграционные последствия в ЕС. В перспективе запущенная цепная реакция может даже привести к переформатированию Евросоюза в соответствии с желаниями Лондона — в общеевропейский форум.

На сегодняшний день в Париже нет понимания как выходить из этой неприятной вилки. Очевидно лишь то, что решение нужно искать в виде какого-то компромисса с Москвой. «Этот вопрос обсуждался, и до сих пор остается предметом обсуждения. Мы в процессе переговоров, пытаемся найти решение, чтобы выйти из кризиса», — заявил Франсуа Олланд.

В свою очередь, Москва не намерена топить Францию, и готова дать ей время для выхода тупика. «Пока условия соглашения позволяют и нам, и французам искать компромиссное решение, не обращаясь в суды. Когда это время закончится, тогда уже будем определяться с дальнейшими шагами, – заявил гендиректор «Рособоронэкспорта» Анатолий Исайкин. – Около двух месяцев есть точно. Возможно, за это время появятся какие-то компромиссные решения».

Некоторые эксперты считают, что решение удастся найти в краткосрочной перспективе. «Думаю, все должно решиться в ближайшее время. Необходимо ликвидировать это яблоко раздора между Россией и Францией», — заявил бывший министр обороны Франции Жан-Пьер Шевенман. Налицо действительно дедлайн по срокам поставки, после которого Россия должна будет определяться относительно подачи иска. Однако маловероятно, что за обозначенные Анатолием Исайкиным 2 месяца произойдут какие-то кардинальные изменения на Украине (по крайней мере, в сторону улучшения), которые позволят Франции реализовать оптимальный вариант и поставить в Россию Мистрали с согласия ЕС. И поэтому ей придется либо поставлять два корабля, либо нет.