Украина

295 лет назад, 13 апреля 1722 года, царь Петр I издал указ о создании Малороссийской коллегии по управлению делами на Украине. Новый орган госуправления был создан фактически для надзора за украинским гетманом и казацкой старшиной, а также, в более широком плане, ограничения автономии Малороссии и подчинению ее дел общероссийскому управлению. Именно это стало началом конца тамошней вольницы, которая грозила серьезными неприятностями восходящей Российской империи.

Иными словами, возвышение Великороссии сопровождалось установлением государственного порядка в Малороссии, что позволило России в дальнейшем вести эффективную политику на своих западных и юго-западных рубежах. И несмотря на то, что с момента петровского указа прошло уже почти 300 лет, это примечательное и знаковое в историческом контексте событие дает почву для размышлений применительно и к той ситуации, в которой Россия и Украина оказались сегодня.

Зачем вообще Петру понадобилось создавать Малороссийскую коллегию? Новое учреждение, как уже говорилось выше, было образовано в 1722 году, то есть практически сразу после окончания Северной войны. Продолжавшаяся 21 год борьба со «шведским львом» потребовала колоссального напряжения государственных сил. При этом успех в этой войне пришел к Петру не сразу, ведь поначалу ему пришлось познать и обидные поражения. В целом, до 1709 года, то есть изменившего весь ход войны Полтавского сражения, удача сопутствовала шведам, которые в 1708 году пришли на Украину.

Тогда же на сторону шведов перешел гетман Войск Запорожского Иван Мазепа, которому Петр с момента восшествия на престол в 1689 году безгранично доверял, несмотря на поступавшие в отношении гетмана доносы. Тем не менее, монарх не стеснялся получать от Мазепы советы по ведению отношений с Польшей. В дальнейшем между ними возникла личная дружба, а сам Мазепа затем становится вторым кавалером учрежденного Петром ордена Андрея Первозванного. Вместе с тем Мазепа и его казаки вели довольно странную игру: внешне выказывая покорность царю, сам гетман, тем не менее, говорил, что готов предать Петра в случае, если союз с ним как-то будет угрожать интересу запорожцев. И такой момент, по мнению Мазепы, настал в 1708 году, когда тот уверовал в непобедимость шведской армии Карла XII и скором падении России.

Петр был крайне раздосадован предательством запорожцев и просто так простить этого гетманщине не мог. Поэтому, как только закончилась война, он принялся разбираться с чрезмерно вольной жизнью тамошних казаков. Стоит отметить, что царь-реформатор хоть и был во многом взбалмошным сумасбродом, зачастую бесцеремонно перенося на русскую почву порой совершенно чуждые ей европейские нововведения, но в то же время был человеком умным и мыслил со свойственной правителю великой державы геополитической широтой. Он понимал, что украинская вольница и затеянная запорожцами «игра в независимость» несет непосредственную угрозу интересам России. Соответственно, гетманщину нужно взять под контроль, чтобы предотвратить появление очередного Мазепы, который в случае чего вновь переметнется к врагам России.

***

Беспокойство Петра подогревало то, что он хорошо знал и понимал, что такое Украина и какова ее природа. Возникшие еще в 14 веке в низовьях Днепра сообщества «вольнопоселенцев» постоянно пополнялись беглыми крестьянами из соседних регионов, в том числе Московского княжества и земель северо-западной Руси. Отток податного населения с земель Великороссии усилил страшный голод 1601-1603 годов, когда многие землевладельцы, не имея возможности прокормить своих холопов, фактически прогоняли их со двора, заставляя самостоятельно искать себе средства к существованию.

Спасаясь от голода, они бежали на окраину державы, то есть на территорию нынешней Украины, пополняя ряды тамошних вольных людей. Последние же во многом жили разбоем, крайне неохотно и лишь номинально признавая над собой какую-либо власть. Иными словами, именно отсутствие сильной власти и государственного порядка было питательным элементом для присущей казацкой среде вольницы, анархизма и непризнанию высших авторитетов, кроме своих атаманов и гетманов.

Подчиняться порядку в лице царской власти казаки не любили, а если и делали это, то лишь тогда, когда их к этому вынуждали чрезвычайные обстоятельства. Таковыми стали военные действия с Речью Посполитой и перспектива военного поражения, из-за чего анархическое по своей природе украинское казачество решило присягнуть на верность московскому царю. Необходимо понимать, что пошли на это казаки не потому, что любили царскую власть, а лишь потому, что считали ее «меньшим злом» по сравнению с властью польских панов. Все-таки в культурно-религиозном плане Запорожская сечь составляла единое с Великороссией пространство. Что же касается общественного устройства (если вообще возможно применять понятие «общество» и его производные к запорожскому украинскому казачеству) и моральные нормы у тогдашней Малороссии и Великороссии были довольно разные.

Иными словами, днепровская окраина России – это место «антипорядка», атаманщины и сельского «разгуляя», что, кстати говоря, наглядно проявилось во время Гражданской войны и зародившейся в ее буре махновщине Дикого поля. Великороссия же в противовес окраинному беспорядку представляла собой порядок государственной машины и четкость общественной структуры, и надо всей этой патерналистской системой находился царь – как гарант величия державы. Конечно, свой «царь» в лице гетмана был и на Украине, да только там он был «царем анархии и беспорядка», царь же Великороссии – это олицетворение порядка.

***

Очевидно, что ужиться две эти формы друг с другом не могли. Петру для создания мощной империи нужна была четкая абсолютистская иерархия, не допускавшая чуть ли не в самом сердце империи многотысячные полубандитские шайки казаков, весьма номинально подчинявшихся русскому царю и крайне негативно относившиеся к любым попыткам ограничить их беспорядочную вольницу. Кроме того, наведение порядка на Украине требовало ее геополитическое положение. Для растущей державы она была фактическим мостом на западное и юго-западное направления. Наряду с Балтийским регионом эти два направления были главным путем для военно-политической экспансии молодой Российской империи. Посему от порядка на Украине зависел успех внешней политики Петра.

Именно с этими целями в апреле 1722 года Петр и создает Малороссийскую коллегию взамен существовавшей до этого должности царского воеводы при гетмане. Новый орган госуправления имел гораздо больше полномочий и обладал несравнимо большей властью на Украине, чем существовавший до этого Малороссийский приказ. Примечательно также то, что приказ располагался в Москве, за сотни километров от той территории, которую он должен был контролировать. Коллегия же разместилась в городе Глухов на Сумщине, что дало возможность резко укрепить контроль императора за происходящими на юго-западной окраине державы процессами и ускорить оперативность принятия решений.

Малороссийская коллегия по всем гражданским делам была подотчетна имперскому Сенату, тогда как в военном отношении она совершенно логично подчинялась главнокомандующему русскими войсками на Украине. Самой же коллегии были подведомственны все органы местного самоуправления – гетман, войсковой суд, канцелярия и прочие, а также посаженные в городах Малороссии русские воеводы. При этом стоит отметить, что дополнительный довод в пользу укрепления имперской власти на Украине были жалобы жителей Малороссии, порой страдавших от произвола распоясавшихся казаков, а также безразличия к этим жалобам со стороны представителей Малороссийского приказа.

Столь явное вмешательство в казацкую вольницу встретило крайне негативную реакцию среди ее представителей. Ставший после Мазепы гетманом Иван Скоропадский убеждал Петра отказаться от Малороссийской коллегии, утверждая, что ее деятельность «нагло вторгается» в самоуправление казацкой Малороссии, что противоречит более ранним договорам Запорожской Сечи с русской монархией. А некоторые особо ретивые казацкие старшины, не желавшие принимать новую политическую реальность и отказываться от своей анархической вольницы, были в итоге заключены Петром в тюрьму. В плане расправы с личными врагами и врагами государства российского царь-реформатор всегда действовал смело и решительно.

В целом же, Малороссийская коллегия позволила навести порядок на Украине, уничтожить разгульную атаманщину и подавить имевшийся среди части казацкой верхушки сепаратизм, что в дальнейшем позволило продолжить геополитическое расширение империи в западном и юго-западном направлении. И несмотря на то, что коллегия была упразднена в период правления Петра II, вновь восстановлен этот орган управления был другим великим государственником – императрицей Екатериной II. При ней наведение порядка на Украине вступило в решающую фазу: коллегия окончательно ликвидировала остатки автономии Малороссии, после чего стало возможным создание на ее территории наместничеств и полное подчинение их учреждений центру. После этого украинские провинции по сути дела ничем не отличались от провинций Центральной России. Таким образом, почти за 200 лет (со второй половины 17 века до второй половины 19 века) Великороссия водворила порядок в дикой Малороссии и успешно интегрировала ее в свой организм.

***

Актуальны ли события тех давних лет применительно к нынешней ситуации? Несомненно. Спустя 26 лет после обретения независимости Украина находится в состоянии постсоветского антипорядка, вновь скатываясь к своему привычному состоянию – анархии, махновщине и прочим «радостям» разгульной вольницы, когда современные «атаманы» на местах создают себе всевозможные территориальные батальоны, а по стране появляются всякого рода «янтарные республики», живущие по своим правилам и порядкам и фактически отказывающиеся подчиняться Киеву. В таких условиях порядок украинским «серьезным людям» совсем не нужен, потому как угрожает их собственным корыстным интересам, которые заключаются в окончательном разграблении оставшегося советского наследия и по возможности получении как можно более высоких доходов с «податного населения» на местах. И гарантом всей этой разбойничьей вольницы выступает «гетман» Петр Порошенко, который не мешает «атаманам» на местах делать свои капиталы на разлагающемся теле некогда богатейшей республики СССР.

России при выстраивании новой стратегии по отношению к Украине необходимо это учитывать, а также полагаться на опыт Петра I, который первым из российских государей, познав горечь измены Мазепы, понял, что полагаться на «пророссийское гетманство» нельзя. Гетманство в любом его виде – это «гуляй-поле», которое, оправдывая свое название, будет метаться то к одним, то к другим, ища сиюминутной выгоды в зависимости от ситуации, как батька Нестор Махно дружил в вихре Гражданской войны то с красными, то с белыми. Как показала история, в своих отношениях с Россией украинская гетманщина будет в лучшем случае демонстрировать внешнюю лояльность, в худшем же – просто предаст и перейдет в стан прямых врагов.

При определении нынешней политики в отношении Украины нам, как и Петру почти 300 лет назад, необходимо понять, что стратегия ставок на так называемых «пророссийских политиков» потерпела полный крах. За последние 26 лет у нас был «пророссийский» Леонид Кучма, затем якобы еще более «пророссийский» Виктор Янукович. Тем не менее, их приверженность «стратегическому партнерству» с Москвой не мешала им проводить политику постепенного дрейфа в сторону Запада.

Логическим финалом всей этой эпопеи стало предательство Украиной России, наших общих корней, культуры и религии. Как и 300 лет назад, Украина сломя голову бросилась на Запад, рассчитывая получить с этого выгоду. Странно наблюдать реакцию некоторых наших политиков, искренне возмутившихся в 2014 году столь радикальными переменами в «братской республике». Ничего удивительного в этом нет, учитывая, что за многовековой опыт взаимоотношений с нашей окраиной мы подобный урок уже проходили. Тогда царь Петр усвоил свой урок и нашел на него адекватный ситуации ответ в виде Малороссийской коллегии.

Найдет ли такой же ответ современная Россия? Хочется в это верить. Во всяком случае, никаких «велосипедов» здесь изобретать не нужно, достаточно лишь обратиться к нашему историческому опыту, в котором можно найти ответы если не на все, то на абсолютное большинство актуальных вопросов современности. Думается, что решение проблемы Украины, какой бы сложной она ни казалась, также может быть найдена в нашем историческом опыте. Несомненно, времена нынче уже совсем другие, однако те базовые принципы и факторы, на которых должна строиться политика России по отношению к Украине, никуда не делись. 300 лет назад на их основе выстраивал свою украинскую политику царь-реформатор Петр. Эти принципы должны лечь в основу нашей стратегии на юго-западном направлении и сегодня.

comments powered by HyperComments