варшавянка лада

Ключевой для российского подводного флота проект – создание ДЭПЛ «Лада» – тормозится из-за «фундаментальных проблем». По крайней мере, таковы слова главы ОСК Алексея Рахманова. О каких проблемах идет речь, каким путем можно было бы их решить – и почему создание этой подводной лодки является важнейшей задачей для российской военной промышленности?

Глава Объединенной судостроительной корпорации (ОСК) Алексей Рахманов заявил, что производство ДЭПЛ проекта 677 идет с отставанием от графика из-за «фундаментальных проблем».

Как пояснил Алексей Рахманов, «технически один из наших поставщиков не справился с работоспособностью оборудования». Тем не менее, по результатам форума «Армия-2020» был подписан контракт на производство еще одной такой лодки. Почему «сырая», недовведенная лодка строится серией, в чем проблема с этими подлодками в целом и нужно ли в них вкладываться?

На замену «Варшавам»

В 1997 году на «Адмиралтейских верфях» была заложена подводная лодка нового для России проекта 677, шифр «Лада». Головная подлодка в серии получила имя «Санкт-Петербург». Предполагалось, что новые лодки сменят устаревающие ДЭПЛ проекта 877, которые тогда были основными дизель-электрическими подлодками в ВМФ. Что до «Варшавянок» проекта 636 во всех его вариантах, то они рассматривались как экспортные.

Сегодня, спустя без малого 23 года, этого все еще не произошло. Не справившись с новым поколением подлодок, Россия начала строить для себя давно устаревшие «Варшавянки» проекта 636.3. С одной стороны, эти лодки стали спасением в той ситуации. С другой, чтобы выполнять задачи против серьезного противника, им уже сейчас необходима модернизация.

«Лады» же замышлялись совсем другими. Подлодки проекта 677 были уменьшены в размерах – и это снизило как их заметность для гидролокаторов (вторичные акустические признаки, длинные волны, порождаемые раздвиганием корпусом лодки толщи воды), так и для других средств обнаружения (неакустические признаки, по которым очень хорошо работает современная противолодочная авиация США и Японии, например специфические волновые аномалии на поверхности воды над тем местом, под которым на глубине идет подлодка). У «Лады» предусмотрена однокорпусная архитектура, что сильно снижает заметность лодки при акустическом подсвете кораблями противника, а также передовой гидроакустический комплекс (ГАК). Многие примененные на «Ладе» новинки способны резко повысить ее шансы в бою по сравнению с другими отечественными лодками, даже атомными. И даже по сравнению с потенциальными противниками.

«Лада» задумывалась как лодка, оснащенная современным гребным электродвигателем, гарантировавшим лучшие ходовые качества при сниженном уровне шума. Наконец, «Лада» в перспективе должна была получить воздухонезависимую энергетическую установку, которая позволила бы лодке заряжать аккумуляторные батареи не всплывая. Последнее критически важно – у лодок будет несколько суток (если не несколько часов) в угрожаемом периоде на развертывание по сигналу «Военная опасность». Потом, если речь идет о серьезном противнике, над акваториями на театре военных действий «повиснет» авиация, и поднять устройство работы дизеля под водой (РДП) или всплыть будет уже невозможно. По крайней мере, пока силы противника существенно не поредеют.

В 2005 году «Санкт-Петербург» вышел на заводские ходовые испытания (ЗХИ). Предполагалось, что в 2006 году лодка будет принята в боевой состав ВМФ России. Но этого не случилось. Только через пять лет лодка была принята в опытную эксплуатацию и с тех пор в ней и находится. Вторая подлодка данного проекта, «Кронштадт», видимо, будет передана флоту в 2021 году. Третья подлодка – «Великие Луки», видимо, по факту будет первой полностью боеспособной подлодкой этого типа. Лодка перестраивалась с учетом выявленных на «Санкт-Петербурге» проблем, настолько их оказалось много. Вот только самые основные из них.

Гидроакустический комплекс

«Лады» подтверждают известное в кораблестроении правило: новейшую систему надо сначала проверить на испытательном стенде, а потом уже ставить на корабль. На фрегатах проекта 22350 от этого отклонились, и сдача головного затянулась на многие годы. На «Ладах» от этого уклонились тоже. И когда лодку построили, то сначала выяснилось, что ГАК просто неработоспособен, причем до степени невозможности применения лодки по предназначению. А потом выяснилось, что исправить что-то на уже построенном корабле крайне сложно, а при стандартных для такой проблемы подходах – нереально.

Дальше была долгая история спасения комплекса. Лодка, которая должна была просто получить исправный ГАК, в итоге превратилась в испытательный стенд, на котором доводка этого комплекса и шла. На то, чтобы ГАК «пришел в относительную норму», ушло много лет, но, видимо, он наконец-то заработает.

По тому, как и что будет работать на «Кронштадте», вопросы открыты. Лодку не перезакладывали повторно, как «Великие Луки», и там, возможно, все примерно так же, как и на «Санкт-Петербурге» (с минимальными отличиями в лучшую сторону). А «всего-то» когда-то решили немного сэкономить на этапе стендовых испытаний.

Гребной электродвигатель

13 февраля 2013 года тогдашний гендиректор ОАО «Рособоронэкспорт» Анатолий Исайкин сообщил, что «Санкт-Петербург» в основном подтвердил требуемые характеристики, кроме скорости подводного хода. Это был тревожный знак – лодка не может развить полный подводный ход в основном из-за электродвигателя. И сразу же появились заявления о том, что у следующих лодок будет модернизированный гребной электродвигатель (ГЭД), более мощный.

Встает, однако, нехороший вопрос. В России серьезная научная школа по силовой электрике и есть целый ряд образцов на уровне лучших мировых достижений. И то, что двигатель «не дал мощность», с высокой вероятностью свидетельствует не о недоделках, а о том, что он был не совсем верно спроектирован. Естественно, проблема решаема – двигатель можно спроектировать заново, испытать как положено до установки на подлодку и потом передать на верфь. Конечно, это время, и это деньги, и это ограниченная боеспособность подлодок первых серий.

Но этим проблемы лодки не ограничиваются.

Энергоустановка

О том, что воздухонезависимая энергоустановка (ВНЭУ) для «Лады» не получается, сегодня известно всем. Еще в 2011 году адмирал В. Высоцкий, тогда командующий ВМФ, говорил про «Санкт-Петербург», что из-за отсутствия ВНЭУ оперативные возможности этой лодки находятся на уровне лодок Второй мировой войны (при всем ее высокотехнологичном оборудовании).

Ограниченность заряда батарей – «ахиллесова пята» ДЭПЛ. ВНЭУ решает эти проблемы – лодке не надо всплывать очень длительное время, не надо «вставать под РДП» для зарядки, обнаруживая себя. ВНЭУ – нужна. У шведов, японцев и, предположительно, китайцев есть «Стирлинги», у немцев есть водородные топливные элементы, у нас на строевых лодках нет ничего. У ЦКБ «Рубин» (проектанта «Лады») современный задел по ВНЭУ отсутствует.

Теоретически проблема ВНЭУ может быть решена в короткие сроки. На прошедшем недавно форуме «Армия-2020» конкурент создателя «Лады», СПМБМ «Малахит», показало макет своей неатомной подводной лодки (НАПЛ), оснащенной ВНЭУ – «П-750Б». ВНЭУ «малахитовцев» очень перспективна.

Это не какая-то копия иностранной установки, а продукт отечественной инженерной школы. И самое главное – ВНЭУ от «Малахита» уже показывает хорошие результаты на испытаниях. Было бы очень рационально соединить потенциал «Рубина» в части лодок проектов 677 «Лада» с потенциалом, который продемонстрировал «Малахит» в части ВНЭУ.

Надо, однако, понимать, что хоть обе структуры и входят в ОСК, но сделать так, чтобы «Малахит» работал над проектом «Рубина» совместно с ним, будет крайне непросто. Характер взаимоотношений, сложившийся в отечественном ОПК, делает решение этого вопроса непростым делом. И все же такое возможно. Тогда самая главная проблема и «Лады», и всего неатомного подплава России будет решена.

Серия как спасение

Все вышеуказанное делает лодки «Лада» очень проблемным проектом. И тем не менее эти корабли нужно строить и дальше.

«Лада» для отечественного подводного неатомного кораблестроения имеет такое же значение, какое для надводного имел фрегат проекта 22350, которое для военной авиации имеют проекты Су-57 и бомбардировщик ПАК ДА, а для сухопутных войск – платформа «Армата». Это этапные проекты, успешное решение которых оставляет Россию среди ведущих производителей аналогичных систем и дает ей возможность переходить к их следующему поколению. Соответственно, отказ от победы над всеми проблемами проекта станет началом конца отрасли.

Да, эти корабли придется долго и мучительно «дорабатывать напильником», но в итоге их доработают. Обратной дороги нет. Лодки проблемные, но их совершенствуют, и они строятся. И если так пойдет и дальше, то рано или поздно «Лада», с исправленными недостатками, станет тем, чем она должна быть – весьма «убойным» кораблем и значимым фактором в мировом балансе сил.