чвк

В западной прессе не иссякает поток статей, рассказывающих о «расширении использования Кремлем частных военных компаний (ЧВК) на территориях от Украины до Африки». Но это не российский, а мировой тренд, гибридные войны будущего переданы в частные руки, которые лишают противника козырей в информационной войне, а она, как известно, определяет победу в горячей. Нам главное — не отстать.

«Кремль тестирует ЧВК наравне с инновационным оружием»

В обсуждении темы отметилась испанская пресса. Так, Даниель Ирриарте на страницах El Confidencial опубликовал статью под названием «Нелегальные, но полезные: так действуют частные военные компании России». Автор начинает с рассказа о том, как американцы разбомбили в феврале в Дейр-эз-Зоре колонну «наемников ЧВК «Вагнер» с многочисленными жертвами.

Подробности боя в минувшие выходные описала западная пресса. Ирриарте цитирует февральскую статью в The New Yorker, в которой говорится, что в Сирии «нелегальные силы» ЧВК «позволяют Кремлю поддерживать фикцию о том, что Россия борется только с воздуха, давая Путину возможность объявить легкую победу и избежать общественного недовольства по поводу потери человеческих жизней».

«Использование ЧВК является частью новых форм ведения войны, которые Кремль тестирует в Сирии параллельно с инновационным оружием», — сказал The New Yorker директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов.

По мнению испанского журналиста, «интерес Кремля» к ЧВК «пробудился» после войны в Ираке, где такие компании, как Blackwater и Triple Canopy, сыграли «неоценимую роль». Далее Ирриарте дает слово Сергею Суханкину, исследователю Фонда Джеймстауна (Jamestown Foundation). Он утверждает, что в то время, как американские ЧВК, «как правило», выполняют вспомогательные и логистические функции: сопровождение конвоев снабжения, охраны баз и высших должностных лиц, — силы ЧВК «Вагнер» в Сирии, напротив, участвуют в «опасных штурмовых операциях, встраиваясь в сотрудничество с сирийскими группировками ополчения».

Почему лукавит Суханкин

А что там с деятельностью американских ЧВК, вне «как правило», г-н Суханкин? Издание The Intercept начиная с 2016 года внимательно следит за судьбой экс-директора Blackwater Эрика Принса, который сегодня возглавляет торговую и авиационную компанию Frontier Services Group (FSG) с китайским госучастием. Но, как мы увидим ниже, с частным военным бизнесом он не расстался.

The Intercept пишет, что, «будучи главой Blackwater, Принс продавал оборонные услуги в Ливии и других странах Африки». Его бойцы отметились «в карательных операциях в Ираке в Фаллудже в 2004 году и на площади Нисур в Багдаде в 2007 году, когда с вертолета были расстреляны 17 гражданских лиц».

Blackwater при этом нелегально состоял на службе ЦРУ, сообщает издание, полагаясь на документы, обнародованные в 2013 году. Согласно им, «ЦРУ регулярно использовало Blackwater в миссиях по всему миру по неофициальным запросам, заключая оплачиваемые письменные и устные контракты». Blackwater, со своей стороны, «использовал сотрудников и агентов ЦРУ, предоставлял прикрытие агентам и офицерам ЦРУ, в том числе работающим тайно». Во многих отношениях Blackwater, или по крайней мере часть компании, «был щупальцами ЦРУ» в мире, пишет The Intercept.

Другое издание The New York Times информирует, что десять лет назад Принс собрал и обучил ЧВК для Объединенных Арабских Эмиратов. С тех пор Эмираты стали более агрессивными в своей внешней политике, например, в Йемене, где в 2015 году Абу-Даби заключил контракт с Academy (последним перевоплощением Blackwater) на расквартирование 450 колумбийских, панамских, сальвадорских и чилийских наемников.

Эти другие данные говорят о том, что США использовали ЧВК Blackwater как тайную армию в нарушение федеральных законов, которые запрещают это делать в «неотъемлемо государственной деятельности» (inherently governmental activities) и, прежде всего, в военных функциях.

Двойная мораль Суханкина

Таким образом, если Кремль только «тестирует» свои ЧВК как «частные армии», то Белый дом это делает с войны в Ираке, причем их легальное положение в США нисколько не препятствует их участию в незаконных операциях за рубежом. США к тому же подписали в 2008 году документ «О кодексе поведения частных военных и охранных компаний», который налагает на правительства обязательство контролировать деятельность ЧВК, нести ответственность за совершенные ими преступления, запрещать им участие в боевых действиях. Тем не менее, возбужденное против Принса дело за «попытку пойти на военную службу к иностранным правительствам и возможное отмывание денег» так и не было завершено. Мы уже не говорим о преступлениях рядового состава.

А вот российские ЧВК, будучи внутренне «нелегальными» (в России нет закона о ЧВК) вполне себе легально воюют в Сирии, потому что заключили контракт с легитимным сирийским правительством.

И вовсе нелепо выглядит благородное негодование г-на Суханкина по поводу цели Кремля при использовании своей «тайной армии» «поставить под контроль богатство и ресурсы, такие как минералы, нефть, газ, в некоторых регионах, таких как Африка, или слаборазвитых странах или районах нестабильности». Так и хочется посоветовать западному аналитику с русской фамилией заменить «Кремль» на «Белый дом» — утверждение будет выглядеть гораздо правдоподобнее.

Особенно если учесть, что «подразделение Вагнера» насчитывает несколько сотен человек, в то время как общее число американских контрактников из ЧВК в Ираке превышало в пик военных действий 180 тысяч, а в Афганистане в 2008 году — от 130 до 160 тысяч человек. Сколько же из них составляли тайные армии Вашингтона? Никто не знает, но бывший чиновник ЦРУ и вице-председатель Blackwater Кофер Блэк (Cofer Black) объявил в 2006 году на конференции в Иордании, что компания была готова предоставить силы бригады (от 1500 до 3000 человек) для «миротворческих миссий по всему миру».

России главное — не отстать

В завершении своей статьи Ирриарте с подачи Суханкина бьет тревогу: «Группа Вагнера, которая сыграла ключевую роль в повстанческой победе в городе Дебальцево в начале 2015 года», затем была развернута в Сирии и замечена в Судане и Центральноафриканской Республике, а теперь может оказаться и в Ливии». Это политика, которая началась в советский период, и она будет продолжаться, делает вывод Суханкин.

А теперь дадим читателю другую информацию. Администрация Трампа заявила, что хочет вывести американский контингент из Сирии, а на его место ввести арабские силы. The Wall Street Journal пишет, что идея «привлекла внимание Эрика Принса, с ним неофициально связывался арабский чиновник» и они говорили «о перспективах строительства контингента арабских сил в Сирии».

Заметим, что генеральный директор ЧВК Cerberus Capital Management Стивен Фейнберг в прошлом году совместно с Принсом решал такую же проблему в отношении замены американских войск в Афганистане. Арабские государства могут обратиться также к владельцу ЧВК Circinus Эллиоту Бриди, который, как и Фейнберг, не стесняется говорить о близости к президенту Трампу. Компания, кстати, вложила сотни миллионов долларов в контракты с ОАЭ.

Предстоящие гибридные войны будут войнами ЧВК, тайно поддержанных своими государствами, и надо к этому готовиться. Поэтому к пропаганде типа «у России есть тайные армии», которые завоюют ей богатства Африки, надо относиться спокойно. К тому же, а почему бы и нет, если ваши тайные армии делают это давным-давно, естественно, в собственных целях.