аграрии сельхоз пшеница

Торговый конфликт Китая и США способен принести большие выгоды России – по крайней мере, в этом заверяют сами китайские чиновники. Речь идет, в частности, о перспективе экспорта из РФ так нужных Китаю соевых бобов. Однако при ближайшем рассмотрении легко увидеть, что китайцы лукавят и реальную прибыль в торговле с Китаем Россия могла бы получить совсем в другом секторе.

Торговый конфликт Китая и США способен дать шанс для расширения экспорта российской сои в Китай и привлечения китайских инвестиций. По крайней мере, так считает генсек Китайской ассоциации по развитию предприятий за рубежом (China Overseas Development Association) Хэ Чжэньвэй. Эта ассоциация находится в ведении Государственного комитета по реформам и развитию Китая и помогает китайским компаниям в инвестировании и развитии бизнеса за рубежом.

«Сейчас между Китаем и США развязалась торговая война, и больше всего под ударом окажется именно сельское хозяйство. Китай ежегодно импортирует до 95,5 млн тонн соевых бобов, основными экспортерами выступают Бразилия, США и Аргентина. Объем импорта из США составляет около 32,85 млн тонн. В будущем, конечно же, Китай не будет импортировать из США такие же объемы, это означает, что нужно ввозить из других стран. Это очень хороший шанс для России», – сказал Хэ Чжэньвэй в интервью «РИА Новости».

По его словам, самым большим преимуществом российской сои является то, что она не трансгенная. «Если Россия увеличит посевы сои, то это будет хорошим шансом для привлечения китайских инвесторов. Кроме того, российские пищевые продукты и сельскохозяйственная продукция пользуются очень высокой степенью доверия, они никогда не фальсифицируются», – полагает экономист. Хэ Чжэньвэй отмечает, что у Китая огромный потребительский рынок, который предоставляет хорошие возможности для создания цепи «инвестиции – производство – сбыт».

В ответ на повышение США пошлин на 25% на импорт 818 китайских товаров на 34 млрд долларов Китай в тот же день ввел пошлины 25% на импорт американских товаров. В том числе под пошлины попали американские соевые бобы. Это решение выглядит удивительным, потому что от него пострадает сам Китай, у которого крупнейшая в мире животноводческая отрасль из 400 млн свиней, а соя необходима им в качестве корма. Поэтому КНР и бьет рекорды по импорту сои.

Соевые бобы – самая значимая статья экспорта из США в Китай, оцениваемая в 12 млрд долларов. Если Пекин сократит их экспорт, то это ударит по многим американским штатам, где развито фермерское хозяйство, в том числе по штату Айова, который сильно помог Трампу стать президентом. Единственная проблема в том, что на мировом рынке физически нет столько сои, чтобы полностью заместить американские соевые бобы на китайском рынке.

Россия, например, тоже экспортирует сою в Китай, но пока в крохотных объемах – 0,5 млн тонн. Сможет ли Россия с помощью Китая подзаработать на росте экспорта сои и помочь Китаю нанести урон американским фермерам?

Соя – одна из высокомаржинальных сельхозкультур наряду с подсолнечником и сахарной свеклой. И в России наблюдается бум производства сои. За последние 14 лет посевные площади увеличили в пять раз – с чуть более 500 тыс. до более 2,5 млн га. Однако до Соединенных Штатов нам еще очень и очень далеко. США только в Китай поставляют более 32 млн тонн сои. А Россия собрала в сезоне 2017/2018 лишь 3,6 млн тонн.

Россия не обеспечивает даже собственные потребности в сое – приходится импортировать 2,6 млн тонн. Даже поставленный Минсельхозом план по увеличению посевных площадей с текущих 2,64 до 5 млн га удовлетворить экспортные амбиции России не поможет. Урожай в этом случае вырастет до 7–8 млн тонн сои. Если вычесть собственные потребности в 6 млн тонн (которые будут еще расти на фоне развития животноводства), то для экспорта остается всего 1–2 млн тонн. Это ничтожно мало, чтобы стать сколько-нибудь значимым экспортером сои в Китай.

Возможности России по росту производства сои на Дальнем Востоке и его экспорта в Китай в реальности невелики. «Перспективы по росту посевных площадей на Дальнем Востоке ограниченны. Если сейчас 1,5 млн га, то потенциал увеличения, по нашим оценкам, только на 200–250 тыс. га в среднесрочной перспективе», – говорит ведущий эксперт Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Даниил Хотько.

Нарастить посевные площади до 5 млн га можем лишь к 2035 году, и скорее это будет импортозамещение, чем экспортный потенциал, говорит исполнительный директор ассоциации «Руспродсоюз» Дмитрий Востриков.

Этим, кстати, объясняется тот факт, что никакого засилья китайцев на Дальнем Востоке (и гибели российских земель из-за любви китайцев к неправильным методам ведения хозяйства) не наблюдается. Дискуссии по поводу этой угрозы активно велись лет пять назад. С тех пор китайские инвестиции уже пришли в сельское хозяйство на Дальнем Востоке, но никакой катастрофы не произошло.

«В случае с соей потенциал кроется в увеличении урожайности, для чего нужны инвестиции, которые могут сделать и наши компании. Но на Дальнем Востоке много небольших фермеров, которые в силу финансового положения не могут позволить современные технологии, поэтому получают низкую урожайность», – объясняет Хотько.

«Потенциал российского экспорта сои в Китай максимум – 1,5 млн тонн при оптимистичном сценарии роста производства», – считает эксперт ИКАР. Он объясняет, что далеко не все земли на Дальнем Востоке пригодны для ведения сельского хозяйства. «Соя выращивается в ряде уникальных областей, например в Амурской области и Еврейской автономной области, где сочетается высокая влажность и высокая температура летом. Это идеальный климат для сои. Но дальше на севере таких условий уже не будет», – говорит Хотько.

Что касается европейской части России, то там имеются собственные незакрытые перерабатывающие мощности по сое, переизбытка сои нет, ее даже везут с Дальнего Востока.

Россия до сих пор сама себя не обеспечивает соей, хотя этот сектор один из быстрорастущих в растениеводстве. «Есть два момента. Первый – севооборот, каждый год необходимо менять культуры, которые выращиваете на поле. Второй – конкуренция с другими культурами, ведь есть еще много зерновых, нишевых и зернобобовых, тоже, кстати, высокомаржинальных», – говорит эксперт ИКАР.

«За последние десять лет мы видим практически пятикратное увеличение валовых сборов культуры. Но в агропроизводстве более резко нарастить объемы производства сложно, так как нужен и качественный посевной материал, и технологические карты выращивания культуры, и изменения севооборота», – добавляет Дмитрий Востриков.

На что же рассчитывает Китай? Россия вряд ли может стать условной Белоруссией, закупая для Китая сою в третьих странах. Слишком дорогая логистика выйдет, доплыть до китайских портов из любой точки мира будет дешевле, считает эксперт.

И все же есть иная и весьма прибыльная ниша, которую Россия могла бы освоить благодаря торговой войне двух крупнейших мировых держав.

«Китай может сократить потребление сои, заместив ее продуктами переработки, то есть нарастив импорт масел, шротов и рапса. И вот здесь Россия сможет прийти на помощь», – говорит Даниил Хотько.

«Масла мы и так уже везем. Китай – один из крупнейших покупателей нашего масла, как подсолнечного, соевого, так и рапсового. Со шротом сложнее: пока мы его в Китай не везем, это вопрос фитосанитарных соглашений, но это потенциальный новый рынок для нас. Перспективным является и рынок рапса. В этом сезоне у нас рекордный экспорт рапса в Китай из сибирских регионов. Вот в этом смысле мы видим большой потенциал для роста нашего экспорта в Китай», – заключает эксперт ИКАР.