145430560055

Накануне глава украинского государства Петр Порошенко посетил Ривенскую атомную электростанцию. Столько открытий чудных, сколько услышали от него местные энергетики, пожалуй, не произведет и специальная фабрика по изготовлению лапши.

Внешне все выглядело превосходно. Гордый президент, с которым иной раз здоровается загорелый парень из-за океана (хотя чаще, как мы знаем делает вид, что его вовсе не замечает), рассказывал украинским атомщикам, как незалежная встает с колен в энергетическом плане. «Первое, чем мы можем гордиться — энергетической независимостью», — подчеркнул Порошенко.

Позволю заметить, что это первое — оно же и последнее. Потому, что от остального волосы дыбом встают.

В чем же выражается «энергетическая независимость»? Цитирую Петра Порошенко: «Эта зима была первой зимой, когда, несмотря на то, что россияне нам полностью перекрыли газ, поставили цену на газ на 30% ниже, чем европейская спотовая цена, и Украина нашла в себе силы сказать — нет, спасибо». Конец цитаты.

Резюмируя сказанное: Москва предложила покупать газ на 30% дешевле, чем продают его украинцам их европейские друзья. Однако от этого предложения Украина гордо отказалась. В результате она закупала газ у стран-членов Евросоюза. Это тот же самый российский газ, который почему-то Киев решил покупать у словаков на треть дороже, чем у русских. Вся эта процедура, которая вряд ли может прийти в голову нормальному человеку, называется «обретение газовой независимости», с одной стороны, и «полное перекрытие русскими газа», с другой.

В ответ на столь коварные действия русских, которые решили продавать газ дешевле европейцев (что, впрочем, совершенно не удивительно в связи с тем, что он, собственно из России в Европу и идет через территорию Украины), в Киеве решили дать отпор московским злоумышленникам. В частности, нам весь январь угрожали поднять тариф на прокачку газа. Однако на прошлой неделе глава Минэнерго Украины Владимир Демчишин признал, что «у нас сейчас нет базы для того, чтобы по новым тарифам, потому что не подписан договор. Мы работаем по тем договорам, которые существуют». А договоры существуют до 2019-ого года.

На этом можно было бы поставить точку в газовом вопросе, но все же позволю себе дополнить еще немного об особенностях обретения газовой независимости Незалежной. В текущем году Украина, скорее всего, сократит закупки газа на треть. Покрывать свои потребности в нём она будет за счет реверса. От прямых поставок из России новая власть Незалежной откажется.

Вопрос о том, как удается так успешно использовать имеющиеся газовые ресурсы, был бы не праздным, если бы его не приоткрыл глава украинского Государственного агентства по энергоэффективности и энергосбережению Сергей Савчук. Тот гордо отрапортовал, что в текущем году ожидается сокращение потребления газа минимум на 15%. Конечно, можно считать, что это все — заслуга энергоэффективных менеджеров незалежного розлива, если бы не полная уверенность в том, что это сокращение — результат закрытия производств и жесткой экономии на людях.

Однако вернемся к Петру Порошенко с его феерическим выступлением на Ривенской АЭС. В ходе своего бравурного спича, он заявил, что «всего лишь год назад доля атомной энергетики составляла 48%, и неуклонно падала. Менее чем за год мы нарастили ее с 49% до 56%». Не буду поучать президента соседнего государства, хотя даже беглый просмотр информации по украинской атомной программе дает нам цифры в 46% в 2012-ом и 50% в 2014-ом годах. Но сфокусируемся на последней цифре — 56% энергогенерации Украины в 2015-ом году пришлось на долю АЭС.

В этом, в том числе, разгадка снижения закупок газа и угля — лишь за счет эксплуатации имеющихся атомных объектов Украина сводит концы с концами по энергобалансу. Кстати, тепловая генерация в Незалежной упала в текущем году на 20%. А гидрогенерация и вовсе снизилась на 25%. Будет ли при этом достижением то, что роль АЭС выросла до 56%, не могу сказать, но точно знаю, что объем генерации энергии на АЭС в прошлом году тоже снизилась на 1% по сравнению с 2014-ым годом.

Причина этого снижения — эксперименты украинской власти с ядерным топливом Westinghouse, которое поставляется на Южно-Украинскую АЭС. Постоянные аварии на этой станции ни для кого не секрет — пожар в январе 2015-ого вывел ее на несколько дней из строя. Да о чем говорить, если очередное аварийное отключение по причине отказа главного циркуляционного насоса произошло буквально несколько дней назад — 27 января 2016-ого года. А при такой эксплуатации АЭС, которую мы наблюдаем у соседей, конечно, не могут не возникать вопросы о безопасности атомной программы Украины.

Впрочем, завершая рассказ об особенностях украинской энергетики, хотелось бы рассказать Петру Порошенко, про то, откуда берется атомная энергия на объектах Незалежной. Дело в том, что, несмотря на заключение опасного контракта с Westinghouse, до сих пор 94% топлива, поставляемого на АЭС Украины — российского производства. Вот такая энергетическая независимость, получается.