111751

Омерзительный нарыв, воспалявшийся на Украине с поздних 80-х, был купирован, и миазмы начали выходить наружу. Русский мир смотрел с гадливостью, предвидя долгое и болезненное лечение, но украинцы назвали это «революцией достоинства». Вернее, согласились с таким определение силового захвата власти, предложенным политтехнологам «майдана 2.0».

Изначально это инфернальное действо было замешано на страхе. Страхе перед Россией и её кровожадным наместником Януковичем (который теперь выглядит не свирепее Ганди). Замешан на терроре вооруженных боевиков в масках, страхе перед «неизвестными» снайперами, перед Сашками Билыми всех мастей. Затем последовал террор на Донбассе и в Одессе, попытки репрессий на всей территории Юго-востока. Война, по большому счету являющаяся одним большим террористическим актом против мирного населения.

Иначе и быть не могло, так как все, что вышло наружу во время и после революции, является запущенной болезнью. Это не пассионарии воюют на Донбассе, а обычные бандиты, вперемежку с обывателями, достаточно пассивными и глупыми, чтобы согласиться убивать мирных людей и умереть самим. Это последствия отсутствия интереса к собственной молодежи, социальных пороков и ущербной национальной идеи, построенной на фикциях.

Это не злые гении сидят сейчас в Киеве, а обычные ничтожества, политические пигмеи, свергнувшие другое ничтожество. Всего лишь последствия профанации украинской политики, ее полного скатывания в бурлеск, подчиненности Западу, иждивенчества и ужасающего кризиса кадров.

Это не экономика рухнула – она давно уже существовала не столько за счет кредитов МВФ, сколько за счет помощи братской России. Не стало этой помощи – не стало экономики. Осталось лишь тотальное воровство «элит» и стремительное обнищание населения.

В конце концов, сегодняшняя ужасная ситуация отчасти ответственность русских Юго-востока, в особенности так называемых «профессиональных» русских, пассивность и молчаливое согласие которых способствовали разложению и распространению инфекции.

Омерзительный нарыв, в котором болезнетворные процессы подавили все здравое, лопнул, и все, что скрывалось и гнило, вышло наружу. И теперь уже страшно стало всем. Страх – новая национальная парадигма Украины. Обыватели боятся мобилизации и того, что война придет в их города. Боятся молниеносного падения уровня жизни, который заставит отказаться от полюбившегося относительно сытого существования. Боится, что придется сниматься с насиженных мест. Боится сказать что-то лишнее, чтобы не получить по зубам от «патриотов», не загреметь в тюрьму или на войну.

Выросшая с конца 90-х прослойка «креаклов», офисного планктона и многочисленной армии бесполезных «профессий» (на Украине продавцов-консультантов на несколько порядков больше, чем слесарей) небезосновательно боится своего будущего, так как мыльный пузырь рыночной экономики вот-вот лопнет, а ничего другого они просто не умеют.

Боится даже «элита» — нувориши за свой бизнес и здоровье, а клоуны в парламенте и на первых постах – за свою жизнь. Сегодня они уже прекрасно понимают, что не всем так везет, как Саакашвили, которого хоть и гоняют «как вшивого по бане», но зато он жив. Боятся вполне оправданно – учитывая обстановку, их шансы на выживание значительно меньше, чем у среднестатистического новобранца ВСУ.

Не зря боятся, потому что подсознательно с самого начала многие чувствовали, что это конец той страны, в которой мы жили. Страна, власть в которой захватили при помощи террора, сегодня вся содрогается от страха перед грядущей болью.

В общем, для Украины наступила эра покаяния за где-то бесцельно, а где-то и злонамеренно прожитые десятилетия. Вся гадость вышла наружу и теперь все дурное и скверное должно быть ободранно до живого мяса. Вплоть до полной аннигиляции всего, что представляла собой ныне почившая Украина. И тогда, на этом ободранном месте, возможно, появится что-то здоровое и правильное.

Процесс, естественно, весьма болезненный, но без него невозможно излечение.

Юрий Ковальчук