С-400

Вот уже на протяжении многих лет военная доктрина США при проведении операций базируется на нескольких простых принципах. Первое – уничтожение объектов ПВО, скоплений техники и инфраструктуры противника с дальнего расстояния. Второе – обработка территории с ставшего абсолютно безопасным после пункта номер один воздуха.

И, наконец, третье – высадка и наземная операция. В логичности такой схеме не откажешь. Она позволяет избежать массовых потерь. Таким образом, доктрина завоевания господства в воздухе – вполне прогрессивная и разумная. Кроме того – из неё есть несколько психологических следствий. Об этом позже. А пока – инициатива Эрдогана…

Самолёт ВКС России сбит Турцией над Сирией. Вскрытие чёрного ящика показало, что часть микросхем – разрушена. Прежде всего, это значит, что теперь получение с них реальных данных не может быть выполнено по графику, а информация – восстановлена не гарантировано, а с высокой или низкой долей вероятности. Привязка к срокам в этом случае – исключается, а то, что в любой необходимый момент она будет обнародована – вот это как раз то, о чём думается при виде разрушенной электроники. Следствием инцидента явились две вещи. Первая – теперь Российская Федерация ни в чём себе не отказывает в плане ПВО. До этого – и так были единственными легитимными, а теперь – С-400.

А это значит, что в небе над Сирией могут легально присутствовать без риска быть сбитыми – всего два вида летательных аппаратов: сирийские и российские. Иные – почти с момента взлёта оказываются на мушке и их ведут практически до момента выхода за пределы границы Сирии. Вторым следствием стал вывод авиации США с территории Турции. Лично я расцениваю это, как абсолютно прозрачный намёк Вашингтона Москве, что любой самолёт, летящий к Сирии с территории Турции – именно турецкий. И, руководствуясь балансным принципом «зуб за зуб», просто для уравновешивания ситуации и возможности перевернуть эту страницу отношений, РФ должна сбить турецкий самолёт над Сирией. Это – расчистит фарватер и можно будет дальше с турками напряженно, но общаться. По-крупному, инцидент будет исчерпан. И мировое сообщество – положение поймёт.

Теперь – о главном. О – психологии сегодняшней ситуации. Чрезвычайно тонком психологизме… Как уже кратко отметил, американские лётчики привыкли работать в условиях господства в воздухе. После сбитого борта – это в прошлом. Каждый вылет пилота США по Сирии – гарантия ещё до полёта. Того, что будут вести. Вероятность того, что собьют, случайно приняв за аналогичный турецкий – тоже присутствует. Каждый вылет. И, если раньше, работая по территории, пилот был, что называется, и царь и бог, то сейчас – это просто чудовищная психологическая нагрузка каждый раз, чем то напоминающая русскую рулетку. Ещё раз повторюсь – каждый свой вылет в Сирию пилот ВВС США приставляет к башке, превозмогая психологический дискомфорт – самый обычный револьвер. Не отразиться на боевом духе и общем психическом состоянии это просто не может. Думаю, что уже. И сильно, с учётом последних событий в ООН. Американцам теперь просто необходимо снять этот стресс с своих пилотов. Поэтому – вынуждены договариваться. С ненавистными русскими.

А что же у османов? У них – вообще всё в этом плане зашибок. Каждый пилот знает о раскладе «зуб за зуб» и его уместности. Поэтому теперь каждый вылет турецкого пилота в Сирию – вылет камикадзе с билетом в один конец. Вероятность того, что сегодня именно твой самолёт будет уничтожен – сто процентов. О психическом состоянии пилота в этот момент можно не рассуждать. И так всё ясно. И если в этот раз не сбили, а «просто вели», то это иногда – ещё хуже. Сегодня, пока что, приговор не приведён в исполнение… Но пистолет у виска – подержали. Прост.

P.S. Разумеется, русские – не изверги и подобным образом поступать не будут, потому что мы – не они. Но. Есть небольшой нюанс. Всегда бывают исключения из правил. И можно, наверное, позволить один малюсенький разик поиграть по их правилам. Это, как минимум, может сделать из нескольких превосходных и непобедимых пилотов НАТО группу пускающих слюни инвалидов. А за такие последствия – пускай их политики и отвечают.