гэс

Уникальный энергетический объект введен в строй в Таджикистане. Рогунская ГЭС, которая строилась более сорока лет, начинает свою работу. Еще несколько лет назад руководство Узбекистана заявляло об угрозе войны из-за строительства этой ГЭС. Что и как изменилось с тех пор — и почему эта стройка имеет колоссальное значение в том числе для России?

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон дал старт работе первого агрегата Рогунской ГЭС, которая после полного ввода всех шести агрегатов станет крупнейшей гидроэлектростанцией в Средней Азии.

Строительство Рогунской ГЭС шло с перерывами более 40 лет – первые работы на её водохранилище были начаты ещё в 1976 году, а в 1993 году стройка была остановлена. Вновь станцию начали строить только в 2004 году, но впоследствии стройка несколько раз снова замирала – в основном из-за открыто враждебной позиции соседнего Узбекистана. Но даже сегодняшним днём одна из самых крупных строек в среднеазиатской энергетике отнюдь не завершится. По плану ввод в эксплуатацию всех шести гидроагрегатов запланирован только на декабрь 2024 года, а полностью водохранилище Рогунской ГЭС будет заполнено водой лишь к 2032 году.

Такой длительный срок постепенного ввода новой ГЭС в эксплуатацию отнюдь неслучаен. Ведь всего лишь пять лет тому назад планы постройки Рогунской ГЭС чуть ли не напрямую увязывались с большой войной в Средней Азии, которая вполне могла начаться из-за дефицита водных ресурсов.

Вода, как главная ценность

Баланс водных ресурсов, который практически полностью определяется двумя крупнейшими реками региона, Амударьей и Сырдарьей и их притоками, является для Средней Азии одним из центральных вопросов. Стремительно растущее население региона выдвигает всё возрастающие требования к использованию пресной воды для целей сельского хозяйства. И в первую очередь, для поддержания и увеличения площади орошаемых земель, на которых только и возможно вести растениеводство в условиях засушливого климата Средней Азии.

Вторым вопросом, который успешно и последовательно решается за счёт водных ресурсов региона, является дефицит электроэнергии. Здесь также определяющую роль играет рост населения. Даже при весьма скромном уроне жизни жителей Узбекистана, Таджикистана, Киргизии и других среднеазиатских стран, общее увеличение его численности задаёт растущие требования по производству электроэнергии.

При этом задачи использования воды для целей орошения в сельском хозяйстве часто вступают в прямое противоречие с энергетическими потребностями. Так, в частности, максимум производства электроэнергии в регионе – это осенние и зимние месяцы, с ноября по февраль, с холодной погодой и длинными ночами. В то время, как пик использования воды для целей орошения – это первая половина сельскохозяйственного сезона, который в общем случае длится с марта по октябрь. В силу этого факта спуск воды из водохранилища через агрегаты ГЭС – это всегда компромисс, ведь «поймать» эту воду где-то внизу и сохранить её до оросительного сезона – практически неподъёмная задача.

Кроме того, заполнение водой водохранилища крупной ГЭС – это всегда отбор воды в реке ниже по течению от плотины. Плотина Рогунской ГЭС по проекту должна образовать крупное Рогунское водохранилище с полным объёмом в 13,3 км³. Только на его заполнение, без учёта последующего испарения влаги с увеличившейся водной поверхности, надо было бы затратить около 60% годового стока всей реки Вахш, на котором оно расположено.

Именно поэтому заполнение водой Рогунского водохранилища в рамках новых договорённостей между странами растягивают на долгие 15 лет. Только в этом случае можно свести водный баланс, не оставив без воды расположенные ниже по течению сельхозугодья в Узбекистане и Туркменистане.

Трудный компромисс

Необходимо сказать, что ещё совсем недавно такое определённое будущее казалось для Рогунской ГЭС лишь несбыточной реальностью. Широко известна фраза покойного президента Узбекистана Ислама Каримова, прокомментировавшего в 2015 году постройку ГЭС в Киргизии и Таджикистане, когда он заявил, что водно-энергетические проблемы в Средней Азии в будущем «могут усугубиться до такой степени, что вызовут не только серьезное противостояние, но даже войны».

При этом Узбекистан во времена президентства Каримова фактически ввёл одностороннюю блокаду Таджикистана – в первую очередь железнодорожную и энергетическую. Ташкент всячески препятствовал участию иностранных подрядчиков (в первую очередь российских) в постройке Рогунской ГЭС – прекрасно понимая, что без внешнего участия Таджикистан никак не может построить такого рода масштабный проект.

Однако со смертью Каримова стало ясно, что старая стратегия «держать и не пущать», которую Узбекистан последовательно проводил в отношении Таджикистана и, частично, Киргизии, все постсоветские годы, уже не действует. Новым руководством страны, в лице президента Шавката Мирзиёева было объявлено о радикальной смене курса по отношению к ближайшим соседям Узбекистана.

9-10 марта 2018 года Шавкат Мирзиёев посетил Таджикистан с государственным визитом, где встретился с президентом Эмомали Рахмоном. В ходе переговоров были приняты совместное заявление президентов, были решены несколько спорных опросов об отдельных участках узбекско-таджикской границы, подписано соглашение о взаимных поездках граждан двух стран. В числе 25 принятых документов был решён и вопрос о согласованном проекте достройки Рогунской ГЭС, с учётом компромисса между интересами Узбекистана и Таджикистана.

Уникальная плотина

Рогунская плотина, с проектной высотой в 335 метров, должна будет стать самым высоким гидротехническим сооружением в мире. Установленные на ней 6 агрегатов мощностью по 600 МВт каждый сделают эту ГЭС самой большой гидроэлектростанцией в Средней Азии (3600 МВт) и 30-й по мощности в мире.

Для Таджикистана Рогунская ГЭС означает практически удвоение производства электроэнергии. До сих пор расположенная ниже по течению Вахша и тоже принадлежащая Таджикистану Нурекская ГЭС (мощностью в 3000 МВт) отвечала за 75% производства электроэнергии в стране.

Кроме электроэнергии, Рогунская плотина должна и решить давнишнюю проблему Нурекской ГЭС – заиливание её водохранилища. За более чем сорокалетнюю историю эксплуатации этой станции мутные воды Вахша, в которых глинистые частицы присутствуют практически постоянно, принесли в Нурекское водохранилище уже несколько кубических километров иловых отложений. Заиливание водохранилища Нурекской ГЭС, по разным оценкам, составляет на сегодняшний день около 40%. Экспертами указывалось, что продолжение этого процесса могло в перспективе привести к заиливанию водоприемников гидроагрегатов Нурекской ГЭС, после чего станция потеряла бы свою эффективность уже в ближайшие 20-30 лет. Теперь же, с пуском Рогунской ГЭС, вопрос ила не будет стоять перед каскадом ГЭС на реке Вахш ещё доброе столетие.

Получит свою выгоду от постройки Рогунской ГЭС и Узбекистан. Наличие двух крупных водохранилищ позволит Таджикистану более разумно управлять каскадом гидроэлектростанций на Вахше, подстаивая выдачу воды под нужды сельского хозяйства Узбекистана. Ну а Ташкент вполне сможет ещё и заработать на транзите электроэнергии из Таджикистана в Казахстан и на юг российской Сибири.

Как теперь становится очевидно, полученный компромисс гораздо лучше «ссоры и войны», на основе которой строились взаимоотношения двух среднеазиатских стран в прошлом.

Российские компании – тоже одни из выгодополучателей будущей достройки Рогунской ГЭС. Ведь в постройке гидроэлектростанции Россия принимает самое активное участие, поставляя туда всё гидрооборудование, участвуя в постройке строительной части и отвечая за все научно-изыскательские и проектные работы.

Хотя для России мир в Средней Азии – это самоцель уже сама по себе. И, прекрасно, что одна из неоконченных больших строек СССР и через двадцать пять лет после своей вынужденной остановки, смогла взлететь настоящей «птицей Фениксом», показав путь мира и благополучия для, казалось бы, непримиримых в прошлом врагов.