Украина

О новой политической реальности на Украине.

Год назад украинская армия вовсю вела наступление в Донбассе. Во всем мире находилось множество скептиков, которые утверждали, что народные республики доживают последние часы, и тогдашние временные власти в Киеве «зачистят поле» как раз к инаугурации новоизбранного президента Петра Порошенко. А уж он-то предстанет объединителем страны и миротворцем.

Этого не случилось! Порошенко начал свое президентство с войны, ей он и продолжает свое правление год спустя.

Оба «кавалерийских наскока» на Донецк и Луганск заканчивались переговорами в Минске. Сегодня в Донбассе, вопреки соглашениям, слышны взрывы украинских снарядов, произошло подлое убийство командира луганских ополченцев Алексея Мозгового, Киев де-факто держит в заложниках двух российских граждан, пытаясь обвинить их в терроризме — все это говорит о новом этапе войны, который не подразумевает каких-либо мирных резолюций. Минска-3 не будет.

Сейчас много говорят о «гибридной войне» — термине, придуманном заокеанскими покровителями Киева. Это когда наряду с военно истерией используются агрессивные информационные атаки. Порошенко привык слепо копировать заокеанские изобретения, но не учел особенностей их применения. Те приемы, которые используют США за тысячи километров от своих городов, президент Украины использует в своей же стране против своего же народа.

При Порошенко Украина, развязав гибридную войну, превратилась в гибридную страну. С одной стороны — ей правят из-за океана, дергая в нужный момент за нужные веревочки, с другой — олигархи урывают свой «кусок пирога», приумножая богатства, с третьей — безнаказанно орудуют банды беспредельщиков, у членов которых от крови уже помутилось сознание. Остановить их у пока еще официального Киева скоро просто не хватит сил. Вот такой вот получается гибрид.

Есть еще четвертая сторона. Это ее представители роют окопы под Донецком и Луганском и защищают их до последнего. К этой же стороне относятся те, кто живут в Киеве и Харькове, в Одессе и во Львове и открыто высказывают несогласие со взглядами радикалов. Но сил у них все меньше. Гибридная война подразумевает полное уничтожение политического инакомыслия. Пули, выпущенные в Олега Калашникова и Олеся Бузину, это подтверждают.

Бесполезно сегодня вспоминать о тех надеждах, которые украинцы питали год назад, выбрав нового «европейски ориентированного» президента. Украины как государства с социальными обязательствами перед своими гражданами, с экономикой и промышленностью больше не существует.

Существует опять же гибрид — из военной машины, создаваемой при помощи Запада, населения винтиков этой машины и безумных пропагандистских конструкций Киева. То, что на Украине дефолт, по внешним долгам она не платит, Международный пакт о гражданских и политических правах и Европейская социальная хартия на ее территории больше не действуют — это не имеет никакого значения для тех, кто сегодня дирижирует процессами внутри страны.

Что изменит ситуацию? Новые выборы или новые майданы? Герой романа-антиутопии Евгения Замятина «Мы» в конце книги говорит: «Я уверен — мы победим. Потому что разум должен победить». Вот только непонятно, сколько крови еще прольется, какие еще гибриды появятся и какие мутации произойдут на многострадальной земле наших соседей, прежде чем Украина придет к победе разума.