1404836977_dsc_7420

Самой прибыльной деятельностью украинских военкоматов становится торговля списками граждан, отправленных для несения службы в зону так называемой АТО. В этом нет ничего нового, потому что гражданская война не имеет линии фронта, в классическом понимании. И противник не может оставаться безликой массой. Так или иначе, все знают всех. И не зря бойцы ВСУ так любят раскатывать по своим тыковкам «балаклавы».

Впрочем, это только иллюзия безопасности. На самом деле, на любой войне, любой боец, взявший в руки оружие, не просто должен быть готов к смерти, а осознать, что уже погиб. Хитроумная пропаганда шепчет о «незначительных потерях», воодушевлённые волонтёры собирают средства защиты, а наивные родственники требуют мифической ротации. И никто из них не понимает, что солдаты уже погибли. В тот момент, когда явились в ближайший военкомат «на 45 дней охранять порядок».

Правда остаётся правдой. Дороги с войны нет. Она в одну сторону.

Другая правда настоящей войны – это отсутствие каких либо правил и морально-этических норм. Есть только цели и полная свобода в выборе средств. Поэтому, все убийства мирного населения оправданны. Они позволяют держать в страхе постукраинское пространство простым упоминанием – «хотите, чтоб было, как на Донбассе?» и, одновременно, принуждая лидеров сопротивления идти на уступки.

Угроза истребления мирного населения с целью добиться политических уступок – самый распространенный в Мире приём. Его взаимно используют Палестина и Израиль. Его использовали США в Югославии и Ираке. И этот список можно продолжать вечно. И не важно, что этот метод принято считать терроризмом. Он просто есть, и он широко применяется.

До сих пор применение этого метода в гражданской войне на постукраинском пространстве носило односторонний характер. Это естественно, потому, что сама конъюнктура такова, что у агрессора больше возможностей для применения этого метода. Украинская сторона, находясь на враждебной территории, могла себе позволить применение показательных казней и уничтожение инфраструктуры.

А сегодня лидер ДНР Александр Захарченко сообщает о выгодном приобретении списков личного состава украинских частей и подразделений. Не все еще до конца понимают, что это значит. А смысл, ещё раз, таков: все, кто пошёл убивать, уже умер. Даже если ещё ходит и ещё убивает.

В то время, когда Новороссия хоронит женщин и детей, а украинский артиллерист устало и удовлетворённо шарится в соцсетях, в далёком и условном Тернополе дети выходят погонять в футбол. Кто теперь может гарантировать, что ожесточившийся житель Донецка, у которого погибла семья под обстрелом, не приедет мстить? Так ли уютно становится после этого украинскому герою?

Поэтому, даже тем, кто выживет в этой войне, возвращение домой не гарантирует спокойствие. На Донбассе уже знают, кто и что делал прошлым летом.

Навигатор