070d1e8e0e8fe1a5f8d755a89c7f6056_L

Россельхознадзор намерен заставить европейских коллег разобраться с незаконными схемами поставок продовольствия в Россию из стран, в отношении которых действует продовольственное эмбарго. Каких размеров достиг контрабандный бизнес? И как цена товара, попавшего в Россию извилистыми путями, позволяет ему оставаться конкурентоспособным на нашем рынке?

Напомним, что в середине октября глава Россельхознадзора Сергей Данкверт сообщил прессе о выявлении крупного канала поставки запрещенной европейской свинины. С момента введения санкций по этому каналу было ввезено на территорию одного из государств Таможенного союза 7,5 тысячи тонн свинины. Огромные массы грузов, огромные суммы…

Поставки маскировались под ввоз свинины из стран Евросоюза, не попавших под запрет, но вдруг оказалось, что сертификаты поддельные. Тогда же в Россельхознадзоре предположили, что ввоз такого большого объема продукции невозможен без попустительства ветеринарных служб Евросоюза, чем евроветеринаров не то что оскорбили, но заставили задуматься. И начали они через посредников «подкатывать» к белорусам и казахам, членам Таможенного союза…

По словам главы Россельхознадзора, есть как минимум два канала контрабанды. «Высокий уровень подделки документов говорит о том, что действовали профессионалы. Мы наших коллег заставим, чтобы с этим разбирались. Если не разберутся, будем сами разбираться», — подчеркнул Сергей Данкверт в одном из интервью российской прессе.

«Россельхознадзор не может требовать ничего от таможенных структур, это не входит в его компетенцию, — рассказал в интервью Pravda.Ru председатель Союза потребителей России Петр Щелищ. — Данным вопросом должны заниматься соответствующие профильные российские ведомства. А Россельхознадзор может требовать от европейских производителей только большего контроля по части выпускаемой ими продукции, по ее качеству.

Контрабанда опасна в том случае, если незаконно перевозятся некачественные товары, влияющие непосредственно на здоровье потребителей. Но она позволяет снизить темпы роста цен, в этом плане она не опасна для потребителей. Контрабанда неприятна государству, так как подрывает его политику. Но для этого у нас есть власть, которая должна обеспечивать ее невозможность и пресекать незаконные действия…»

«Запрет был введен, значит, он был чем-то мотивирован. Но очевидно, что не экономические причины лежали в основе этого запрета, а политические, — считает аналитик по продуктам питания Экономической экспертной группы Мария Иванова, с которой связался корреспондент Pravda.Ru. — Соответственно, если этот запрет нарушается, то цели он своей не достигнет. Цель была наказать наших европейских партнеров. В частности, европейских и ряда других стран, которые ввели против нас санкции. Соответственно, если этот эффект не достигнут, тогда не было смысла вводить запрет, поэтому о каком-то экономическом ущербе здесь говорить не приходится, потому что очевидно, что ситуация сейчас на рынке складывается не очень хорошая.

Правда