захар 2

Георгий Янс о тупике, в который загоняет себя Киев.

В войне не бывает только правых или только виноватых. Все хороши. Никто не хотел войны в Украине, но она началась. Все хотят мира, но война становится еще более бессмысленной и кровавой. Все стороны, прямо или косвенно, в конфликте не хотят поступиться принципами. Принципы – все, человеческая жизнь – ничто, мусор.

Европа, как тетерев на току, твердит о территориальной целостности Украины и незыблемости принципов послевоенного устройства мира. Штаты, как всегда, привержены демократии во всем мире. Россия устами адекватных и неадекватных политиков рассуждает о «русском мире» и «русской весне». Ополченцы уже ничего не хотят. Они одержимы ненавистью и жаждой мести за тысячи погибших мирных жителей Донбасса. Ненависть и месть – главный двигатель их сегодняшних боевых успехов.

Украина мечтает приобщиться к европейским ценностям и стать членом европейской семьи. Если европейские ценности – это приоритет прав человека, то Украина удаляется от них с космической скоростью. Для политиков отдельно взятая человеческая жизнь — пыль, которую, походя, можно стряхнуть, чтобы лелеять бездушную сволочь по имени «геополитика». Но если западные политики и персонально Путин умеют сволочизм геополитики заворачивать в красивые и блестящие толерантностью или патриотизмом («хрен редьки не слаще») фантики, то украинские лидеры живут по старой русской пословице: «Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке».

«Никто из украинских властей никогда не пойдет на то, чтобы отдать территорию Донбасса ополченцам, даже чтобы спасти жизни мирных жителей». Автор – один из «никто», бывший министр иностранных дел Украины, ныне посол Украины в Польше, больше известный как «частушечник», Андрей Дещица. Сказанное им неделю назад, никто из украинской власти не дезавуировал. Хорошо иметь в «трезвом» украинском руководстве хотя бы одного «пьяного» частушечника.

Я не собираюсь морализировать о бесчеловечности подобных рассуждений. Бог им судья. Я о другом, о рациональности. Цель оправдывает средства. Поэтому понятен Гитлер в своем последовательном уничтожении народов и захвата территорий. Он строил империю.

Что строит Украина? По словам ее руководителей, Украина строит европейское государство. Чтобы его построить, заявлен комплекс реформ. Но в условиях войны какие-либо социально-экономические реформы невозможны по определению. Месяц назад Украина на войну ежедневно тратила 10 млн. долларов. Сегодня, наверняка, гораздо больше. «Все для фронта, все для победы» с постоянными просьбами к Западу: «Дайте денег, дайте оружия».

Какие могут быть реформы. Это уже начинают осознавать западные политики и экономисты. «Украине на реформы осталось максимум несколько месяцев», — так считает руководство ЕБРР. Никакая финансовая помощь Запада не заменит реформы, поддерживает коллег польский министр-реформатор Лешек Бальцерович.

Я понимаю, что в «семье не без урода». Но дармоед-урод европейцам не нужен.

Если у киевской власти остался инстинкт самосохранения, то ей нужен мир любой ценой. Даже первокласснику понятно, что в обозримом будущем Донбасс не будет украинским. Справедливо или несправедливо, это уже из другой реальности.

Реформы, если это реформы, возможны и без Донбасса. Спросите у Саакашвили (он рядом), как он проводил свои успешные реформы без Абхазии и Южной Осетии. И так же поинтересуйтесь, как закончились его попытки вернуть эти территории вооруженным путем.

Можно, наконец, вспомнить Брестский мир. И поучиться политическому самосохранению у Ленина. Ради власти он отдал немцам половину российской империи. И оказался прав. Будет власть, вернутся и территории.

И еще. Даже твердолобый СССР был способен на территориальные компромиссы. Март 1969 года – военный конфликт с Китаем на острове Даманский. На территории площадью меньше километра погибли сотни людей. У советского руководства хватило разума понять, что не стоит этот крошечный и ни к чему непригодный остров, человеческих жизней. Хочется верить в человечную мотивацию. В итоге Даманский был передан Китаю.

Если мир не будет заключен любой ценой (пока цена вполне сносная: Крым и Донбасс), то послевоенное устройство станет таким, что мало не покажется никому. Будет европейская семья. Без Украины, но с Советским Союзом образца 2015 года. Пока только по духу. А с таким духом территории дело наживное.

СП