спецназ

Командование одного из самых боеспособных спецподразделений американской армии – так называемых SEALS, морских котиков – принимает срочные меры. Выяснилось, что среди бойцов спецназа ВМС США за последние годы существенно увеличилось количество наркоманов и самоубийц. Что происходит со столь подготовленными и тщательно отобранными бойцами?

В чем же причина возросшего числа наркоманов и самоубийц в составе элитного спецназа ВМС США? Ведь в морские котики отбирают лучших из лучших. Чтобы попасть в это элитное подразделение, кандидату приходится изрядно постараться. Судите сами.

Кандидаты в морские котики принимаются из числа мужского персонала ВМС США, при этом при отборе не имеет значения воинское звание кандидата. Все без исключения подвергаются одним и тем же испытаниям. Добровольцы должны быть гражданами США в возрасте до 28 лет, их IQ должен быть 104 или выше. Отобранные кандидаты подвергаются жесткой медицинской комиссии, тестам на физическую кондицию кандидата, а также проверке соответствию административным требованиям. После этого они проходят собеседование с одним из представителей по программе боевых пловцов ВМС в Тренировочном центре новобранцев.

Кандидаты должны пройти основной тест на физическую подготовку, который предполагает следующие требования:

Проплыть 450 метров менее чем за 12 минут 30 секунд, отжаться в упоре лежа 42 раза за две минуты, совершить 50 приседаний за две минуты, подтянуться на перекладине не менее восьми раз и пробежать кросс 2400 метров за 11 минут 30 секунд или быстрее.

Кроме того, кандидаты должны иметь «позитивный менталитет» и не иметь никаких взысканий от командования в течение одного года. По статистике, только 50% кандидатов, начинающих проходить отбор, доходит до финиша. При прохождении тестов на умственные способности отсеивается 20% офицеров и до 30% матросов и старшин.

После этого следует медкомиссия и психологические тесты. Прошедших направляют в Сан-Диего, штат Калифорния. Здесь в местечке Коронадо находится Амфибийная школа ВМС США, где кандидаты приступают к прохождению тренировочных курсов.

До начала прохождения обучения по программе Основного курса подводного минирования боевых пловцов (Basic Underwater Demolition/SEAL – BUD/S) каждый кандидат проходит в течение 4–6 недель тренировки, которые являются как бы входным билетом в сообщество спецподразделений ВМС.

Базовый курс делится на четыре фазы. Первая или основная фаза длится девять недель. Физические нагрузки при тренировке в беге, плавании и гимнастике с каждой неделей нарастают. В ходе этой фазы кандидатов ждет плавание на время на дистанцию 3 километра 700 метров, еженедельные 5-километровые кроссы, преодоление полосы препятствий, а также программа по управлению малыми плавсредствами и базовая программа легководолазной подготовки.

Шестая неделя тренировок называется «Адовой». Программа разработана как финальный тест первой фазы. «Адова неделя» проходит шесть дней с воскресенья до пятницы включительно, в течение которых курсанты спят всего шесть часов. Это серьезное испытание. По воспоминаниям одного из ветеранов, отсутствие сна в течение длительного времени сильно влияет на сознание и тело. Во время «Адовой недели» курсанты обнаруживают, что способны сделать в десять раз больше, чем предполагали до этого. Курс позволяет солдатам познать свои скрытые физические, умственные и моральные силы, о наличии которых они раньше и не догадывались. Прошедшие «Адову неделю» утверждаются в своем желании стать «тюленем». Хотя значительное число кандидатов в этот период отсеивается.

Последующие три фазы посвящены изучению подводного снаряжения, способов ведения разведки и уничтожения объектов. Выносливость развивается в ходе ежедневных занятий, которые проходят в бурных водах, в ледяной воде и даже в ночное время. По установленным правилам кандидат, решивший прекратить испытание, должен самостоятельно ударить в рынду. При этом инструкторы его всячески искушают сделать этот шаг.

Иначе говоря, попадание случайных людей в ряды спецназа ВМС США исключено. Однако в последние годы и среди них отмечается рост числа наркоманов, преступников и самоубийц. В чем же причина? Их несколько.

Во-первых, это интенсивное применение сил специальных операций США по всему миру. В том или ином виде ССО и «тюлени» в том числе развернуты более чем в 138 странах мира.

Генерал Раймонд Томас, начальник Главного управления войск специального назначения министерства обороны США, во время своего выступления в Комитете Сената по вооружённым силам заявил, что спецназ сегодня не в состоянии поддерживать текущую интенсивность операций и что военнослужащие психологически измотаны после пятнадцати с половиной лет беспрерывных войн, что выражается в том числе и в большом проценте самоубийств среди солдат спецподразделений. В силах специального назначения даже собрали всю статистику по самоубийствам и заключили два года назад контракт с Американской ассоциацией суицидологии, чтобы та разработала программу для спецназа по предотвращению самоубийств. Существует и ряд других программ, например, с упором на семейную поддержку, так как 66% спецназовцев в США состоят в браке.

Вторая причина вытекает из первой. Все это не делает службу в спецназе более привлекательной. Спецназ США испытывает кадровый голод. Для решения данной проблемы Пентагон с января 2019 года принял решение ввести новую программу поощрения.

Как сообщили представители 75-го полка рейнджеров, подходящим кандидатам будут предоставляться вступительные бонусы в размере 10 тысяч долларов. Проблема в том, что в условиях кадрового голода для комплектования элитных подразделений приходится снижать планку при отборе. Что автоматически приводит к снижению качества личного состава подразделений. Это в итоге и более низкие физические способности и профессиональные навыки, это и более низкий уровень морально-деловых качеств.

И это причина номер три. Снижение моральной планки военнослужащего в стрессовой ситуации не дает ему сил преодолеть искушение попробовать наркотики.

Многочисленные тесты на «дурь», которые сдают бойцы спецназа ВМС США, регулярно выявляют запрещенные вещества в их организмах – от марихуаны до кокаина и экстази. «Котики» уже и сами не скрывают своих привычек, о которых поведали в интервью телеканалу CBS News. Спецназовцы рассказали, что употребление наркотиков стало для них нормой и почти каждый из них «делает это». Почему же спецназовцы не боятся наказания и увольнения? Все просто – анализы сдаются, когда солдат меняет место службы, а многие морские котики долгое время остаются приписанными к одной войсковой части. Поэтому большинство из них годами служат без проверок…

Можно предположить, что есть еще одна причина, толкающая спецназовцев на самоубийство. Это характер применения спецназа США, основная беда которого – недооценка противника.

Как отмечают их противники в Афганистане, Иране, Йемене или где бы то ни было, не будучи в состоянии эффективно противостоять разного рода инсургентам, американцы активно применяют авиацию и артиллерию, что неизбежно влечет за собой массовые жертвы среди населения, которое они как бы освобождают. Расхождение с декларативными целями операций и фактическими путями достижения цели не может не заставлять думать об этом. Угнетение этими размышлениями также может вызывать долгосрочный стресс. Наверное, этим объясняется рост самоубийств в числе отставников. Например, в штате Монтана 20% самоубийств приходятся на военнослужащих в отставке – обычно это относительно преуспевающие люди с пенсией и хорошим социальным пакетом.

В то же время замначальника Главного штаба ВМС США Билл Моран заверяет, что SEALS демонстрируют способность справляться с проблемами и по-прежнему остаются одним из самых боеготовых подразделений американского флота.