463

Долго не могла понять, кого мне напоминает Янукович. Наконец дошло: да это же Кличко! Такой же здоровенный дядька, несущий околесицу, правда, не такую откровенную: сколько не вслушивалась в его речи, особенно последних лет президентства – не могла понять, о чем он. Единственное отличие – посимпатичней киевского мэра.

Журналистская судьба один раз столкнула с Януковичем нос к носу. Уже не помню, в качестве кого (не всегда же он был президентом, а в то лето 2004-го – точно не был) посещал он мою малую Родину – шахтерские Ровеньки. Братия наша слетелась на мероприятие в местный Дом культуры, а когда торжества подходили к концу, и все закусывали на фуршете, вышла я с коллегами покурить, запрятались за угол (у нас до сих пор неприлично девушке курить на людях). И вдруг открывается дверь служебного входа, и вот он, Янукович, рядом с нами. Лицо доброе, как у Кобзона, улыбается, здоровается, на восторг одной из журналисток «А можно с вами сфотографироваться?» отвечает: «Давайте! Идите все сюда!», и охраннику «Подержи сумочки девчонок». И нам: «Может, вас до Луганска подбросить?».

— Классный дядька, — итожили мы, провожая взглядом его машину.

С того лета и начались наши отношения. И голосовали мы за него, и болели на оранжевом поединке, однако личностью он никогда не был. Был фигурой, иконой, условно говоря, и рассуждали мы, выбирая его и первый, и второй раз, шаблонно: он – наш, с Донбасса, значит, будет за нас.

Шапка Мономаха тяжела, мало кому удается выдержать ее вес, и скольких она сломала или вбила в землю. Но хоть и говорят, что короля делает свита, однако от воли и лидерских качеств короля тоже многое зависит. Последний год царствования показал вялость и слабохарактерность Януковича. Ноябрь-декабрь 2013, январь-февраль 2014 – мы медитировали на телеэкраны и мониторы: «Ну, давай, ты же можешь, ты же должен, ты же наш, с Донбасса, да разгони ты эту свору с майдана!». А он дипломатничал, прислушивался к международному мнению, играл в демократию, метался. Три шаги налево, три шаги направо, шаг вперед и два назад.… Сдулся дядька и сбег.

Год без Януковича Луганск прожил так, будто его, Януковича, и не было никогда. Конечно, забавно было наблюдать, как самые верные его адепты до гематом на лбу и пузе открещивались от него, выкрикивая и пришептывая «А мы ему говорили! Предатель!». Конечно, клеймо ВФЯ (оно же — ПР) быстро не вытравить, и, если честно, с ироничным удовольствием замечаю эту отметину на лбах нынешних начальников и начальничков, крупных и мелких клерков. Понимаю: человек слаб и расчетлив, и ради карьеры или, чтобы не трогали, будет махать каким угодно флагом. Беда нас, славян, в том, что верим в доброго и справедливого батюшку-царя. Жестокость нас, славян, в том, что слабаков не жалеем, вот поэтому не сыскать нынче плакальщиков по царю в изгнании. Сила нас, славян, в том, что царем может быть хоть горшок, а мы не рассыплемся, не разбредемся, не сломаемся, будем жить, созидать, строить, восстанавливать.

Однако доброе слово в адрес Януковича и его команды таки скажу. Но сначала зарисовка наших дней: сестра отца, моя родная тетка, русская в седьмом поколении, практически с момента идентификации нации, более пятидесяти лет замужем в Ивано-Франковской области. Острый язычок – наша фамильная черта. В эти дни, слушая стоны соседок о том, как выросли цены и упали доходы, тетушка спросила:

— А при Януковиче было лучше, правда?

— Он воровал, его нужно было убрать.

— А сейчас кто ворует? Почему нищета наступила?

— Сейчас война. Надо терпеть.

Донбасс терпеть не умеет. Донбасс терпилой никогда не будет. Не стану перегружать статью сопоставительным экономическим анализом, скажу так: КАМАЗы с долларами и золотой батон Януковича — до сих пор плод фантазий и любимая сказка для тех, кто привык обвинять в своих бедах кого угодно вплоть до Путина, куда ж без него. Откаты-перекаты имели место во все времена. Но порода «януковичей» такова, что сами жили и другим жить давали. И самое главное – при Януковиче ценился человек, умеющий работать, организовывать производство, сохранять жизнедеятельность организма-города, страны. Это – советский ген, никуда его не денешь.

Луганск прожил этот год без Януковича достойно, с присущей советско-донбасской закалкой и подходом к любой проблеме: умеем защищаться и делать дело. В самые страшные обстрелы, недели экономической блокады город жил и живет: сохранена инфраструктура и в главном финансовом документе есть глава «Бюджет развития».

Красить мусорки в цвета наших флагов мы уж точно никогда не будем. Мы мусорки используем по прямому назначению.

Навигатор