107-2-2

В минувшую субботу командующий ВДВ генерал-полковник Владимир Шаманов в очередной раз подтвердил, что «в России планируется формирование войск быстрого реагирования, основу которых должны составить Воздушно-десантные войска». Некоторые СМИ сделали вывод о том, что такое решение военно-политическое руководство РФ принимает вслед за некоторыми странами НАТО, которые еще 5 сентября 2014 года подписали соответствующий договор о создании сил быстрого реагирования (СБР), способных действовать вблизи российских границ. Однако эта трактовка не во всем верна.

Во-первых, тема создания СБР не нова. К примеру, Коллективные силы быстрого реагирования (КСБР) в рамках Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) были созданы еще в 2008 году.

От России в них состоят гвардейские 98-я Ивановская воздушно-десантная дивизия и 31-я отдельная десантно-штурмовая ордена Кутузова бригада. Эти соединения не раз уже поднимались по тревоге и как мобильный десант перебрасывались в различные регионы России и СНГ, в том числе в Арктику и Центральную Азию. Последняя такая переброска батальона 98-й дивизии на таджикско-афганскую границу по решению руководства ОДКБ, как известно, имела место чуть больше недели назад.

Во-вторых, СБР России уже были задействованы в реальных конфликтах. И конкретные задачи на этот счет руководство Минобороны ставит командующему ВДВ уже несколько последних лет. Если вспомнить, еще в феврале 2013 года министр обороны Сергей Шойгу публично поставил Шаманову задачу «при выполнении задач по пресечению кризисов предусмотреть применение Воздушно-десантных войск в качестве сил быстрого реагирования». По признанию Шаманова, такие задачи военнослужащие 7-й десантно-штурмовой горной дивизии уже выполняли «на абхазском направлении в ходе пятидневной войны (имеется в виду конфликт с Грузией в августе 2008 года. – «НГ») и при возвращении Крыма в состав России». Таким образом, Россия не перенимает опыт у НАТО, а просто страны альянса, видя эффективные действия наших десантников в ходе так называемых гибридных войн, также решили создать свои СБР.

И здесь надо подчеркнуть следующий момент. Несмотря на то что СБР и, в частности, соединения ВДВ России уже показали свою эффективность, формирование сил быстрого реагирования в нашей стране еще не завершено. И некоторые вопросы остаются. Скажем, как отмечалось ранее, в состав СБР Российской армии должны войти помимо ВДВ части и соединения спецназа, а также морской пехоты. Все они подчинены разным структурам. Командование ВДВ напрямую подчинено министру обороны, и Воздушно-десантные войска являются резервом Верховного главнокомандующего, то есть президента страны Владимира Путина. Бригады спецназа Вооруженных сил, согласно открытой информации, до последнего времени подчинялись Главному разведывательному управлению Генштаба, а морпехи – главкомату ВМФ. Спрашивается – будет ли создано отдельное командование СБР? Ответ на этот вопрос Шаманов не дает.

В то же время он подробно рассказывает о новых функциях и задачах ВДВ, которые предстоит им решать в ближайшее время. Выясняется, что Воздушно-десантные войска как основной компонент СБР могут действовать самостоятельно, но также «и в составе группировки Сухопутных войск на отдельных направлениях». «В этой связи мы планируем составы наших дивизий увеличить до трех полков в составе каждой воздушно-десантной и десантно-штурмовой дивизии», – отмечает Шаманов. Трехполковую структуру плюс артполк и подразделения обеспечения дивизия ВДВ имела во времена СССР. Но сейчас, оказывается, дивизия ВДВ не только возвращается к прежней штатной структуре, но и значительно расширяется за счет новых подразделений и частей. В штаты ВДД уже введены вместо разведрот разведывательные батальоны. Появились подразделения, использующие беспилотники, применяющие средства радиоэлектронной борьбы и автоматизированные системы управления. Каждое соединение ВДВ, как выясняется, будет дополнено танковым батальоном. А в артиллерийских полках появятся 152-миллиметровые самоходные орудия.

Несложный подсчет показывает, что при реализации этих планов штатная численность личного состава ВДВ совсем скоро составит не 45 тыс. военнослужащих (из которых пока только половина контрактники), как сейчас, а как минимум на треть больше. Это не считая того, что, как ранее рассказывал Шаманов, согласно концепции развития ВДВ, «в 2016 году в Воронеже будет сформирована еще одна отдельная десантно-штурмовая бригада», а к 2020 году прослойка профессионалов в ВДВ достигнет 80%. Таким образом, уже через год в составе ВДВ будет четыре дивизии и шесть бригад. То есть по численности ВДВ станут почти такими же, как во времена СССР. Конечно, имея при этом более мощные вооружения и боевые машины, а также подготовленный личный состав.

Такое внимание руководства страны к модернизации ВДВ понятно. Россию ждут нелегкие времена. С учетом протяженности ее границ (более 50 тыс. км) обеспечивать оборону страны по старинке невозможно. И создание СБР должно во многом помочь решить эти вопросы. Обращает на себя внимание то, что наши десантники отрабатывают не только оборонительные, но и наступательные действия. Вот и в минувшую субботу они, применяя вертолеты, совместно со спецназом захватили в рамках учений несколько аэродромов условного противника. Шаманов заверяет, что подобные задачи его подчиненные выполнят в любой точке мира, и для этого им заграничных паспортов не нужно – нужен только приказ Верховного.