доллар

Последние несколько месяцев уже отнюдь не мечтатели и не экстравагантные экономисты, но вполне серьезные мужчины говорят о необходимости уйти от доллара в международной торговле или — по крайней мере — о том, чтобы существенно сократить его долю в расчетах.

Когда на эту тему высказываются такие персоны, как министр финансов А. Г. Силуанов или глава гроссбанка ВТБ А. Л. Костин, предложивший совершенно конкретные мероприятия, имеющие целью произвести пятилетку дедолларизации, на то можно возразить, что речи российских персон в зачет не идут. Потому что это не выверенная стратегия, а хаотичная реакция на твердую санкционную политику США, уже приносящую результаты. В истории известны случаи, когда верхушка стран, терпящих поражение перед превосходящей мощью, предается совершенно горячечным мечтаниям. И чем хуже дела на фронтах, тем мечтания фантастичнее.

Проблема, однако, в том, что об этом же говорят уже и важные деятели Евросоюза, как, например, глава Еврокомиссии Ж. К. Юнкер в своем недавнем выступлении перед Европарламентом. Причем его речь отнюдь не была встречена пренебрежительным «Опять залил зенки и несет невесть что». Да и экономика ЕС вроде бы не совсем чтобы порвана в клочья и в изоляции ЕС не пребывает.

На другом конце света китайские товарищи меньше говорят, но больше делают в плане перевода торговли на юани. А с учетом того, что в мировой торговле Китай держит второе место по импорту и первое — по экспорту, даже весьма осторожное и умеренное движение в таком направлении торговли выглядит весьма серьезно.

Когда столь разные политики столь разных стран, между которыми есть самые серьезные противоречия, действуют или, по крайней мере, говорят однонаправлено — и все против доллара, — совсем отмахнуться от этого невозможно.

Но и приписывание столь различным субъектам вдруг возникшее у всех разом дружное желание найти кощееву смерть и недрогнувшей рукой сломать иголку, скрытую в яйце etc. (или в англосаксонском варианте — бросить пачку USD в пылающее жерло Ородруина), — вряд ли основательно, ибо слишком уж сказочно.

Более вероятна та версия, что нынешнее желание возникло как реакция на демонетизацию доллара, которая зашла уже слишком далеко. Ибо использование доллара как мировой валюты предполагает со стороны финансовых и политических властей страны-эмитента одного, но обязательного условия. Единожды пущенный в обращение дензнак должен далее вести самостоятельное существование, не зависящее от властей США. Как, например, в прежние, недостаточно цивилизованные эпохи. Золотой византийский солид, выйдя с монетного двора и попав в обращение, обслуживал далее всю дикую тогда Европу, причем державцы, а равно и купцы, использовавшие солид в транзакциях, делали это совершенно свободно. От воли эмитента они не зависели.

Именно это свойство золотых кругляшей породило рекламную надпись на средневековой немецкой лавке «Кто бы ты ни был, монах, разбойник или (еврей), если у тебя есть монета — заходи». Впоследствии это дало основание называть деньги отчеканенной свободой, то есть возможностью тратить их на что хочешь, по своему усмотрению, а в годы перестройки вышеприведенный рекламный пример использовался сторонниками рынка как пример отличия конвертируемой валюты, то есть собственно денег, от деревянного советского рубля. А доллар — как пример валюты валют.

Но прошло совсем немного лет и различие между долларом и совзнаком начало стираться, а доллар — прогрессивно одеревеневать. Ведь политика санкций означает, что есть доллар и доллар. В одних руках он есть законное платежное средство, в других он есть средство незаконное, подлежащее замораживанию или даже конфискации. А с каким именно долларом имеется дело в данном случае, решают органы США на основе революционно-демократического правосознания. Эмитенты испанских дублонов, флорентийских цехинов, луидоров и иоахимсталеров так не делали, ну а теперь можно.

Все это уже напоминает о советском рубле, пригодность которого тоже сильно зависела от того, кто и на что намерен его употребить. Как средство внутреннего оборота он в свои лучшие годы худо-бедно годился, а вот как средство инвестирования, сбережения и накопления — не очень.

В свое время произошла демонетизация золота. Из магического инструмента — «наложница всесветная», «люди гибнут за металл» — оно превратилось всего лишь в биржевой товар со своими профитами, но и со своими рисками. Та же демонетизация происходит и с долларом. Из валюты валют — во всего лишь актив, причем довольно рискованный. Естественно, что серьезные мужчины рассудили: «Так негоже» — и начали искать иные, более надежные средства сбережения и накопления.