поток газ

Завершения укладки трубопровода «Северный поток — 2» ждут уже год, однако то и дело возникают препятствия. Перспективы пока неясны — в бизнес слишком сильно вмешалась политика. Одни хотят с помощью России превратить Германию в главный энергетический хаб континента, другие категорически против сотрудничества с Москвой.

Вся надежда на «Академика»

Газопровод должны были запустить еще в декабре, но из-за американских санкций подрядчик, швейцарская компания Allseas ушла из проекта. И нужно было найти судно, способное проложить трубы по морскому дну.

В конце февраля дальневосточный порт Находка покинул трубоукладчик «Академик Черский». По словам главы Министерства энергетики Александра Новака, именно это судно может достроить недостающие километры «Северного потока — 2». Пройдя Сингапур, обогнув половину земного шара через Индийский и Атлантический океаны под конвоем военных кораблей, спустя два месяца «Академик Черский» достиг порта Мукран на немецком острове Рюген. Это логистическая база проекта.

Известие о появлении в территориальных водах Германии трубоукладчика, принадлежащего дочерней компании «Газпрома», на которую не распространяются американские санкции, взбудоражило политиков. Правда, судно еще предстоит модернизировать, чтобы с его помощью можно было заниматься укладкой труб диаметром 48 дюймов, необходимых для «потока».

Директива преткновения

Другая проблема — Газовая директива Евросоюза, входящая в Третий энергетический пакет. По этому документу владельцу трубопровода нельзя одновременно выступать поставщиком топлива. Оператором газопровода может стать только компания, не имеющая отношения к «Газпрому», а к половине мощностей трубопровода должны получить доступ другие участники рынка.

Однако в прошлом году Германии удалось отстоять поправки к Третьему энергопакету: теперь исключения возможны — и утверждать их вправе не Брюссель, а та страна, через чью территорию проходят газовые трубы.

Оставалась одна загвоздка — в сроках. Изначально «Газпрому» разрешили единолично использовать «Северный поток — 2», если стройка завершится до 23 мая 2019 года. Срок продлили на год, но и к 24 мая 2020-го проект не доведен до конца.

Повторно идти навстречу российской компании Федеральное сетевое агентство Германии не собирается. Оператор «Северного потока — 2», компания Nord Stream 2 AG обратилась в суд ЕС с просьбой отменить требование Газовой директивы, однако иск отклонили.

«Жаль, что «Газпром» не учел то, что 23 мая должны вступить в силу поправки Третьего энергопакета, — отмечает в беседе с РИА Новости Наталья Еремина, доктор политических наук, профессор СПбГУ. — Более того, странно, что не взяли в расчет особенности всех циклов работы в условиях санкционной войны. Ведь антироссийские ограничения носят столь тотальный характер, что мы вполне можем говорить о войне».

И все же Германии, по мнению собеседницы агентства, нужен газопровод. «В сложившейся ситуации все свидетельствует о том, что именно «Газпром» окажется в центре давления со стороны и Брюсселя, и Германии», — указывает Еремина.

Политические смыслы

Ранее официальный Берлин занимал жесткую позицию и не поддавался на давление Вашингтона. В то же время не учитывать мнения американцев немцы не могли.

В январе, когда Ангела Меркель встречалась с Владимиром Путиным, ведущий научный сотрудник Центра германских исследований Института Европы РАН Александр Камкин в разговоре с РИА Новости предупреждал: канцлер вряд ли пойдет наперекор США.

Следует иметь в виду и внутриполитический расклад. «Безусловно, в Германии — ожесточенная закулисная борьба. Есть сильное индустриальное лобби, заинтересованное в России как в надежном поставщике сырья и углеводородов. Такие лоббистские группы прислушиваются к энергетикам и представителям отраслей, а промышленники хотят, чтобы Германия превратилась в энергетический хаб. Им «Северный поток — 2» выгоден», — поясняет эксперт.

Но иногда приоритеты политиков противоречат интересам бизнеса. Фракции ХДС/ХСС и «зеленых» в бундестаге настроены антироссийски. «Социал-демократы в правящей коалиции занимают умеренную позицию, пытаются сохранять вектор восточной политики, но при этом играть и на особом партнерстве с США», — уточняет Камкин.

С Брюсселем тоже нельзя не считаться. «Интересы этого квазиправительства Европы и Берлина как субъекта национального государства и экономики порой расходятся. Для Брюсселя важна диверсификация поставок, свою роль играет и демонизация России, мнение, что Москва пытается взять Европу в экономические заложники», — отмечает собеседник РИА Новости.

Однако в Брюсселе осознают, что от российского газа отказаться невозможно, добавляет Наталья Еремина. «В конце концов Россия располагает крупнейшими запасами. Диверсификация — это политическая игра. Брюссель идет навстречу США, демонстрирует, что якобы не так сильно зависит от Москвы, заключая контракты с другими поставщиками. И Берлин с Брюсселем здесь заодно. Просто ФРГ придерживается скорее прагматичного подхода, а Брюссель — политического», — рассуждает эксперт.

Пока неясно, приступит ли «Академик Черский» к прокладке заключительного участка трубопровода в Германию. Но в любом случае под санкции судно «Газпром флота» не подпадает, а значит, когда оно возьмется за работу, остановить проект будет куда сложнее. И если Вашингтон не придумает новых способов воспрепятствовать «Северному потоку — 2», в этом году его все-таки достроят.