циркон

Россия ведет работы по созданию наземного варианта гиперзвуковой ракеты морского базирования «Циркон». Об этом заявил президент России Владимир Путин на итоговой коллегии военного ведомства, прошедшей во вторник. По словам главы государства, в стране «по плану идут работы по другим системам… По гиперзвуковой ракете «Циркон» наземного и морского базирования».

В Минобороны РФ утверждают, что «Циркон» – это лучшая (в перспективе, конечно, так как на вооружение ракета еще не принята) противокорабельная ракета не только в России, но и в мире. Но способно ли это супероружие на самом деле радикально изменить баланс сил на море, где пока преобладают авианосцы США (да и Китай успешно реализует программу строительства «плавучих аэродромов»)?

Кстати, в отечественных СМИ регулярно предсказывают наступление заката эры авианосцев. Утверждается, что если не сегодня, то уж точно завтра огромные «плавучие аэродромы», составляющие ядро ударной мощи ВМС США, станут бесполезной грудой металла и братской могилой для многотысячного экипажа. А виной всему, как следует из подобных публикаций, новейшая противокорабельная ракета «Циркон»: дескать, оснащенные таким оружием российские надводные корабли и субмарины способны в одночасье отправить на дно и сам вражеский авианосец, и его охранение. Безусловно, «Циркон» – разработка уникальная. И хотя точных ее характеристик мы не знаем, но даже тех скупых слов, которые мы услышали от российских официальных лиц, достаточно, чтобы понять: ракета получилась действительно убойная. Ее главные достоинства – высокая скорость и достаточно большая дальность полета. Как заявил 20 февраля с.г. в своем Послании к Федеральному собранию Владимир Путин, скорость полета «Циркона» – около 9 махов, а дальность – более 1 тыс. км.

В действительности все не так однозначно: мало разработать и принять на вооружение уникальную ракету, от которой у врага нет защиты, надо еще и создать под нее соответствующее число носителей – надводных кораблей и подлодок, которые и «донесут» эти ракеты до точки залпа. Но вот как раз с носителями у нас дела обстоят не особо блестяще – достаточно взглянуть на список кораблей, которые сегодня можно вооружить «Цирконами». Да, постепенно их будет становиться больше, но темпы этой «постепенности» столь удручающе низки, что даже обсуждать эту тему не хочется. Заметим, что, еще в марте источники ТАСС утверждали, что в конце этого года с фрегата «Адмирал Горшков» запустят «Циркон» и это будет первый испытательный пуск ракеты с боевого корабля. Но, похоже, эти ожидания не оправдались.

Есть и другой момент. В США, учитывая появление за рубежом гиперзвуковых противокорабельных ракет, уже давно озаботились вопросом будущего своих авианосцев. Пентагон прилагает титанические усилия, чтобы максимально снизить уровень угрозы своим «плавучим аэродромам» в условиях противостояния с Москвой и Пекином.

Поскольку надежной защиты от самих «Цирконов» сегодня нет по причине отсутствия средств ПВО/ПРО, способных гарантированно защитить корабль от гиперзвуковых ракет, особенно если они летят «стаей» (а именно так наши противокорабельные ракеты обычно и делают еще со времен СССР), американские военные решили взяться за их носители – подлодки и надводные корабли.

В первом случае упор сделан на наращивание темпов постройки многоцелевых атомных подлодок типа «Вирджиния». В строю уже 17 таких субмарин, еще 11 находятся на различных стадиях постройки и испытаний. При этом 2 декабря 2019 года ВМС США выдали контракт на постройку еще девяти подлодок, плюс одна прописана в опционе.

А для борьбы с надводными кораблями противника американцы в сжатые сроки создали новую дальнобойную противокорабельную ракету AGM-158C LRASM. Она разработана при активном участии агентства DARPA на основе крылатой ракеты воздушного базирования AGM-158B JASSM-ER и в ноябре с.г. включена в состав вооружения палубных истребителей F/A-18E/F «Супер Хорнет». Об этом на днях со ссылкой на представителя Командования авиационных систем ВМС сообщил ресурс Naval News. Каждый F/A-18E/F может нести не менее двух таких ракет, что существенно повышает боевой потенциал корабельных авиакрыльев ВМС США.

LRASM получила новую систему наведения, разработанную BAE Systems и включающую помехоустойчивую комбинированную навигационную систему (спутник + инерциалка) и тепловизионную головку самонаведения (ГСН) с системой автоматической селекции целей и возможностью автоматического выбора оптимальной точки прицеливания. Кроме того, на ракете однозначно стоит пассивная радиолокационная ГСН (возможно, есть и активная). Нашлось в ней место и искусственному интеллекту, который, как утверждают западные эксперты, позволяет ракете атаковать «стаей».

В совокупности все это обеспечивает LRASM способность в любое время суток и почти в любых метеоусловиях самостоятельно выполнять с использованием различных схем поиск одиночной или групповой цели и уверенно выделять в этих рамках заданную цель с последующей атакой ее с наиболее выгодного направления.

Ракета оснащена 454-килограммовой проникающей осколочно-фугасной боевой частью и способна поражать цели на дальности около 560–600 км. Это меньше, чем у JASSM-ER (около 1 тыс. км), что обусловлено в том числе установкой дополнительного оборудования. Впрочем, с учетом того, что самолет-носитель будет выполнять пуск LRASM не над палубой авианосца, а в нескольких сотнях миль от него (боевой радиус F/A-18E/F в ударном варианте – не менее 720–730 км), радиус поражения кораблей противника может легко достигать 1,3 тыс. км от места нахождения авианосца.

Даже при пуске с самой границы этого «круга смерти» «Цирконы» просто не долетят до «плавучего аэродрома» противника. Остается надежда, что дальность полета «Циркона» все же больше той, что обнародована в СМИ, но одновременно следует принять в расчет и возможность существенного увеличения радиуса действия «Супер Хорнетов» за счет их дозаправки топливом в полете. А если учесть, что LRASM с декабря 2018 года включена в состав вооружения «стратегов» В-1В (каждый может нести до 24 ракет), а в перспективе будет, судя по всему, адаптирована для В-2А, В-52 и, возможно, Р-8А, то ситуация становится просто удручающей. В отсутствие своих авианосцев и крупной группировки дальней истребительной авиации берегового базирования бороться с воздушными носителями ракет LRASM нам нечем. Китайцы – в более выгодном положении, так как у них скоро будет уже два боеготовых авианосца.

Конечно, можно сказать, что нашим подлодкам никакие ракеты LRASM не страшны – вот они-то и подкрадутся к американской авианосной группе и ударят по ней. Да, могут, при условии, конечно, что не будут обнаружены противолодочными силами противника и уничтожены еще до выхода на рубеж атаки. Но дело даже не в этом, а в том, что боеготовая субмарина-носитель «Циркон» у нас сегодня, судя по данным открытых источников, всего одна. Это «Северодвинск», остальные пока испытываются либо строятся и переоборудуются. И темпы эти в условиях текущей военно-политической обстановки считать приемлемыми нельзя.

Закономерно возникает вопрос: способен ли российский ВМФ в свете всего вышеизложенного стать в обозримой перспективе реальным соперником ВМС США в дальней морской зоне? Судя по всему, нет. По крайней мере до того момента, пока у нашего флота не появятся:

– достаточное для войны минимум на два океана – Атлантический и Тихий – количество надводных кораблей и подводных лодок, вооруженных как «Цирконами», так и другим современным противокорабельным и противолодочным оружием;

– система разведки и целеуказания на океанских ТВД трехкомпонентного – космический, воздушный и надводно-подводный – состава для постоянного контроля за воздушной, надводной и подводной обстановкой в Мировом океане или хотя бы в наиболее важных его районах;

– мощная морская ракетоносная и авианосная авиация, способная оперативно наносить удары по вражеским авианосным и корабельным ударным группам и оказывать поддержку в море своим силам, обеспечивая их защиту от атак со стороны авиации противника, применяющей противокорабельные ракеты и противолодочные торпеды.

Иначе мы можем получить вторую Цусиму.