Что случилось в Молдавии

Главное, что можно сказать о внезапном обострении обстановки в Молдавии, — им все наверняка остались недовольны.

Напомним: в минувшие выходные, накануне очередной годовщины независимости, молдавскую столицу несколько оживили очередные протесты. Проевропейские (правоцентристские) партии «Платформа «Достоинство и правда», «Действие и солидарность» и либерал-демократы выступали за отставку проевропейского же (но «левоцентристского») премьера.

Протестующие требовали также перестать преследовать оппозицию, начать преследовать коррупционеров, изменить систему выборов и, конечно, «продолжить расследование дела об украденном миллиарде». Это последнее — культовое местное экономическое преступление, в котором, по мнению большинства граждан, поучаствовало большинство политиков. Поэтому — несмотря на весьма слабый энтузиазм лидеров протестов в отношении расследования — озвучить требование «расследовать миллиард» любой протест обязан.

Митингу правоцентристов, у которых с собой были палатки, пришлось конкурировать на центральной площади молдавской столицы с митингом левоцентристов — там раздавали гречку. Правоцентристы злились на конкурентов, ругались, пытались прорваться через полицейские кордоны — но сил не хватило. Потом конкуренты разошлись, оппозиционеры прошли маршем, снова вернулись на площадь и помахали флагами ЕС. Потом тоже разошлись, но пообещали вернуться ночью.

С учетом того, что протестующим партиям всем вместе не удалось набрать больше шести тысяч человек — красиво затопить площадь и изобразить всенародный протест (а это необходимое условие для достижения уровня, за которым обычный митинг в постсоветской республике превращается в майдан) также не получилось.

Тем не менее — поскольку сценарий протеста был, видимо, отработан заранее, а бюджеты распределены — некоторые привезенные палатки все же были установлены. Особо решительные борцы с режимом провели там ночь. К понедельнику столица Молдовы вернулась более или менее к обычной жизни.

Поскольку мероприятие правых изначально носило название «Народное собрание граждан со всей страны и из-за рубежа», а ожидалось на нем порядка 50 тысяч человек — едва ли его организаторы остались довольны. И соответственно, едва ли исполнители получили те бонусы, которые им были обещаны в случае успешной реализации проекта. Своевременно выраженная из США и ЕС поддержка проявления демократии также, по большому счету, пропала зря.

…Что хотелось бы при этом отметить.

Правые в Молдове, конечно, протестуют под европейскими флагами. Но если какая-нибудь очередная попытка майдана удастся и они возьмут власть, нынешние правящие начнут выступать, вероятно, тоже под европейскими флагами.

Глубокий трагизм молдавской ситуации (как и вообще большинства «демократических антироссий», протянувшихся цепочкой от Кавказа до Прибалтики) состоит в том, что вне зависимости от того, какой цвет имеет официальная символика местных правящих партий, — политику они проводят примерно одинаковую. Как внутреннюю, так и внешнюю.

Связано это, как правило, с тем, что практически вся политика в данных демократиях стала объектом приватизации еще в 1990-х. А проводилась эта приватизация под достаточно жестким контролем, скажем так, представителей стран НАТО — в руках которых были не только идеологические, но и экономические рычаги. И если стать олигархом, не будучи при этом прозападным, еще можно было, то стать затем успешным антизападным политиком было уже невозможно. И как правило, невозможно по сей день.

Поэтому тот факт, что кого-нибудь в данных демократиях обзывают «пророссийскими политиками», ни в коем случае не должен вводить нас в заблуждение. Почти наверняка на них клевещут. А если они даже уверяют своих избирателей и российских телезрителей на ток-шоу, что они за дружбу с Москвой, то после прихода к власти наверняка изменят поведение. Свои наиболее решительные шаги в сторону ассоциации с ЕС, например, та же Молдова вообще совершила под руководством Партии коммунистов, регулярно вещавшей что-то о сближении с Россией. А при «пророссийском Януковиче» централизованное выращивание антироссийских активистов на Украине приобрело промышленный масштаб.

Кстати, значительная часть нынешней правящей Демократической партии Молдовы (левоцентристов, как мы помним) — перебежчики из компартии. Что не мешает официальным представителям Молдавии в ООН требовать принятия антироссийских резолюций, а министру просвещения Молдовы («левоцентристке») на митинге по случаю Дня независимости республики — призывать гостей «отдать должное своей румынской идентичности».

Из-за того что все постсоветские антироссии пронизаны уже не первое десятилетие прозападными гражданскими институтами, а их элиты в добровольно-принудительном порядке «интегрированы в Запад», каждая постсоветская антироссия в отдельности обречена вести неизменно одну и ту же политику — как бы эта позиция ни доказывала, что она ошибочна.

Поскольку большинство данных гособразований на уровне архитектуры были в 90-е задуманы как элементы противороссийского кордона, избавиться от своих изначальных функций они, как правило, не в состоянии. Из-за чего эти страны могут пережить сколько угодно кризисов и майданов, какой угодно отток населения и обнищание — но не могут изменить своей линии поведения.

…Вернемся к Молдавии. Поскольку предстоящей зимой там очередные выборы — нет оснований полагать, что все бюджеты на майданы уже освоены. Скорее всего, шоу-протесты с самых разных сторон будут идти по нарастающей (на фоне нарастающей же апатии граждан).

Но чем бы эти шоу-протесты ни закончились и кто бы ни оказался в итоге у власти, с высокой долей вероятности республику продолжат евроинтегрировать, а виновата в неудачах будет Россия.

Единственная надежда на реальное изменение политики в «антироссиях» связана не с их внутренней жизнью (у них толком нет государственного суверенитета). А скорее с тем, что сам заказчик их политической ориентации — условный коллективный Запад — изменится или даже прекратит свое существование как единое целое.

Кстати, все к тому идет.