меркель

В Германии и за ее пределами все чаще задаются вопросом — как объяснить политику канцлера Ангелы Меркель, широко распахнувшей двери для миллионов беженцев с Ближнего Востока? Как могла такая осторожная, прагматичная и хладнокровная женщина выбрать столь рискованный курс в мигрантском вопросе, рискуя своей политической карьерой?

Может быть, Меркель утратила чувство реальности? Ведь она действует вопреки фактам, которые указывают на ошибочность ее курса. Аналитики не находят разумных политических объяснений и уже пытаются найти психологические причины.

Для немцев совершенно очевидно, что руководство Германии утратило контроль над ситуацией. Ведущие юристы задаются вопросом, выполняет ли правительство свои основные обязанности. Под вопросом лидерство Германии в Европе: практически ни одна из стран ЕС не поддерживает политику Меркель в отношении беженцев. Вместо того, чтобы согласовать действия со странами Евросоюза, она пытается договориться с турецким президентом Эрдоганом — человеком крайне сомнительной репутации.

Иными словами, именно та самая Ангела Меркель, которая, как казалось, всегда принимает взвешенные решения, загнала себя в безвыходную ситуацию и продолжает упорно гнуть свою линию. Ее даже не пугает падение популярности партии ХДС и резкий подъем праворадикальных движений, таких как AfD — «Альтернатива для Германии».

По мнению как психологов, так и политических аналитиков, у Меркель в последнее время возникла «иллюзия неуязвимости». Еще один комплекс — «внутренняя убежденность в моральности своих действий», а также стремление враждебно воспринимать любую критику. Меркель рассматривает аргументы других как «слишком слабые» или «слишком глупые» и недостойные обсуждения. Формированию нынешней завышенной самооценки Меркель особенно способствовало ее избрание человеком 2015 года по версии американского журнала Time.

Немецкий обозреватель Ян Фляйшхауэр на страницах журнала Der Spiegel ссылается на психологическую теорию «группового мышления» (groupthink), когда члены руководящей группы людей очень боятся отойти от избранной модели поведения («линии партии») и совершают очевидные ошибки. Это, вероятно, применимо и к Ангеле Меркель, которая вопреки упрямым фактам продолжает обреченную на провал политику.

Действительно, Меркель принимает решения в узком кругу единомышленников, мнением которых она дорожит. Первым в этом кругу стоит глава бундесканцелярии Петер Альтмайер. Он безгранично предан Меркель, однако идеологически он скорее «зеленый». Именно поэтому он продвигает в условиях миграционного кризиса идеи, которые являются по сути не консервативными, а левосоциалистическими. Таких людей в окружении Меркель достаточно.

Чем громче критикуют политику Ангелы Меркель в Германии и Европе, тем теснее сплачивается вокруг нее узкий круг единомышленников. Они рассматривают внешнее окружение как враждебное. В результате, Меркель хочет слышать только то, что соответствует ее представлениям о «правильной» политике. Такая безапелляционность напоминает немцам канцлера Хельмута Коля в конце его карьеры, когда он практически перестал прислушиваться к однопартийцам.

Есть и другие, весьма экстравагантные гипотезы. Так, депутат австрийского парламента (врач по профессии) Маркус Франц заявил, что Ангела Меркель оказывает чрезмерное гостеприимство беженцам, компенсируя свой комплекс бездетности. Проводимая канцлером политика «неограниченной миграции» имеет, по его мнению, глубинные психологические корни: это связано как с личной бездетностью Меркель, так и с демографическим кризисом в Германии, где на женщину приходится в среднем 1,47 ребенка, в то время как для воспроизводства популяции необходимы 2,1 ребенка.

Франц суммирует свой тезис следующим образом: «Фрау Меркель как символическая «супер-мамочка» всех немцев хочет компенсировать за счет многочисленных молодых мигрантов как свою бездетность, так и «недород» немецкой нации. Собственные нерожденные дети будут восполнены «сынами с Востока».

Естественно, эта оценка Маркуса Франца подверглась резкой критике со стороны «зеленых», феминисток и австрийской соцпартии. Однако несомненно, что тема эта непосредственно задевает Меркель, которая совсем недавно в ярости позвонила Папе Римскому Франциску и потребовала объяснений в связи с тем, что он сравнил Европу с бесплодной женщиной, неспособной родить ребенка.

Видный немецкий психиатр Ханс-Йоахим Мааз одним из первых (еще в 2014 году) высказал мнение, что политика Ангелы Меркель объясняется в первую очередь ее нарциссизмом. Совместные «селфи» канцлера с беженцами, ее слова, что право на убежище «не знает верхних границ» и многое другое противоречат здравому смыслу. Мааз считает, что у Меркель искусственно завышенная самооценка, глубинная причина которой — внутренняя неуверенность. Это объясняет ее удивительное упрямство в вопросе беженцев. По словам Мааза, поведение Меркель опасно, ибо ведет к расколу немецкого общества и настраивает против власти значительное количество граждан. В заключение Мааз сравнивает Меркель с руководителем ГДР Эрихом Хонеккером, который до конца был уверен в своей интернациональной и социалистической миссии.

Однако, как отмечают многие комментаторы, дело не только в Ангеле Меркель и ее психограмме. Речь идет об основах немецкой демократии и правового государства, которое обязано нейтрализовывать ошибки лидера. Почему депутаты Бундестага и члены крупнейшего консервативного союза ХДС слепо поддерживают политику Меркель, когда ошибочность ее курса очевидна?

На последнем съезде ХДС в декабре 2015 года делегаты единодушно проголосовали за программу Меркель. Является ли этом признаком застарелой немецкой болезни — стадного послушания?

Может быть, ее безапелляционный стиль правления отвечает неким глубинным рефлексам в немецкой психологии? Меркель не терпит возражений. Совсем недавно на встрече с учеными в институте Фраунхофера один из профессоров сказал ей, что боится за будущее своих детей из-за нашествия мигрантов. Меркель ничего не ответила на это, а институт Фраунхофера начал судебное разбирательство в отношении сотрудника, задавшего неудобный вопрос.

В последнее время создалось впечатление, что с демократией в Германии не все в порядке. В большинстве немецких изданий закрыты читательские форумы на тему миграционного кризиса и политики бундесканцлера. Der Spiegel, в частности, объясняет это тем, что журналисты хотят избежать нагнетания ксенофобии и критики в адрес правительства.

Вообще немецкие СМИ чрезвычайно заботятся об авторитете Ангелы Меркель и тщательно фильтруют информацию. Дошло до того, то центральные телеканалы сообщили о бесчинствах мигрантов на новогоднюю ночь в Кельне спустя как минимум два дня после событий.

Тем не менее, протест зреет. Против политики Меркель в беженском вопросе открыто выступает руководство баварского Христианско-социального союза. Премьер-министр Баварии Хорст Зеехофер заявил, обращаясь к Ангеле Меркель: «Германия расколота, люди в смятении, поляризация нарастает. Вся Европа в стрессе и разобщении. Это должно встревожить любого политика. Нас в Баварии это глубоко беспокоит!»

Протестует не только Бавария. Группа немецких юристов обратилась в Конституционный суд Германии в связи с миграционной политикой Ангелы Меркель. Истцы утверждают, что, распахнув границы Германии для беженцев, Ангела нарушила основные принципы немецкой Конституции и Дублинского соглашения по предоставлению убежища в Европе.

Критики миграционной политики Меркель подчеркивают, что, приглашая миллионы мигрантов в Европу, канцлер действовала вопреки правилам Шенгена и воле большинства европейских стран. Премьер-министр Франции Манюэль Вальс открыто назвал эту политику «иррациональной». По его словам, Европа не может принять всех мигрантов из Ближнего Востока и Африки.

Главное испытание ожидает Меркель на земельных выборах 13 марта в трех федеральных землях Германии — Рейнланд-Пфальце, Баден-Вюртемберге и Саксонии-Анхальт. Если ХДС понесет большие потери, то авторитет Меркель среди однопартийцев будет значительно подорван. Внутри Христианско-демократического союза и особенно его молодежного крыла уже давно курсируют петиции с требованием исправить «красно-зеленый» перекос в политике партии.

На прошлой неделе в телевизионном интервью Ангеле Меркель был задан вопрос — не думаете ли вы скорректировать свой курс? Она ответила категорическим «нет» и вновь выразила убеждение, что идет по правильному пути.

Меркель продолжает утверждать, что возможно только общеевропейское решение этой проблемы и устранение самих причин беженского кризиса. Тем временем ситуация обостряется, а с наступлением весны беженцы устремятся в Европу с новой силой.

comments powered by HyperComments