путин шойгу

Американский удар по сирийской военно-воздушной базе Шайрат, кажется, на этот раз застал российское руководство и лично президента Владимира Путина врасплох. Но ситуация не так однозначно проигрышна для России, как это может показаться.

Тот самый Трамп, в которого так верили в Кремле еще до его избрания, продемонстрировал непредсказуемость поведения «сродни путинскому».

Очень многим там хотелось верить в то, что, придя на свой пост, новый американский президент если не снимет санкции с России сразу, то уж точно не будет сводить дело к дальнейшей эскалации отношений. Дескать, зачем ему это? Ведь куда большую проблему для США представляет Китай.

Но теперь произошедшее, кажется, заставляет российские власти сильно понервничать, ибо «все ризы спали» и теперь в представлении Кремля Трамп ничем не лучше Обамы, а может быть, даже и хуже, ибо прежний «слабый» президент ограничивался, по сути, лишь «бесцветными» ремарками в адрес самого Путина и его внешней политики, а этот почти сразу «пошел с козырей».

Так ситуация выглядит на первый взгляд и все, казалось бы, соответствует данной картине. Следует заметить, что все это началась не вчера. Ракетному удару предшествовало обвинение режима Асада в химической атаке в провинции Идлиб, хотя никто реально не предъявил конкретных уличающих его документов. По сути, его назначили виновным по образцу «Саддама Хусейна».
Соответственно, этим и обосновали последующее «наказание» Асада и, как следствие, обострение с Россией.

Однако недовольство США действиями Москвы появилось не сразу, а накапливалось все последние месяцы, когда она, с точки зрения Вашингтона, демонстративно нарушила правила игры, закрыв глаза на выдавливание асадовцами оппозиции, с которой американцы находились в достаточно тесном контакте и интересы которой они согласились соблюдать (например, в Вади Барада и Восточной Гуте).

Таким образом, Америка теперь открыто и прямо указала Москве, что если подобное положение дел сохранится, то в следующий раз она предупреждать не будет, а просто уничтожит асадовскую авиацию «томагавками» на земле.

Иными словами, создается картина беспрецедентного обострения отношений и кое-кто даже заговорил о новой возможной версии Карибского кризиса.

Причем возникает ситуация, при которой позиционирующий себя как «strong man» Владимир Путин очевидно не может спасти своего подзащитного Асада, которого начинают открыто «избивать», невзирая на наличие у него российского военного щита.

Можно долго рассуждать о технических характеристиках российской ПВО, и то, почему удару «томагавков» не был парирован ЗРК дальнего радиуса действия С-300 и С-400.

Главное – что Россия в принципе оказалась неспособна спасти Асада от удара и продемонстрировала беззащитность его режима перед США.

Происходящее одновременно выглядит как неспособность военно-политического руководства представить достойный ответ и демонстрирует слабость принимающих решения лиц и явно бросает тень на российские вооружения, в том числе «новейшие» С-400 и возможности Москвы по отражению воздушных и ракетных ударов, что, в свою очередь, может являться весьма тревожным знаком не только для экспортной оружейной составляющей, но и относительно собственной обороноспособности России.

Соответственно, теперь приходится ожидать реального ответа на вызывающее поведение «друга Дональда», поскольку вошедший в роль сильного лидера Владимир Путин априори не может уступить ему и согласиться безропотно проглотить обиду.

Но идет ли речь о настоящем обострении? Исходя из имеющихся индикаторов, все, кажется, свидетельствует в пользу этого – российский президент обвиняет США в агрессии и направляет в Сирию дополнительное усиление в виде боевых кораблей, а также обещает укрепить устаревшую и ослабленную атаками моджахедов сирийскую ПВО.

Кроме того, фактически прекращается в одностороннем порядке совместное с американской стороной сотрудничество по безопасным полетам в воздушном пространстве Сирийкой арабской республики
Но рискнет ли Россия в будущем реально перехватывать американские крылатые ракеты и самолеты с неизбежной дальнейшей эскалацией?

Исходя из того, что формально удар не коснулся наших военных, а затронул армию Асада, с большой вероятности Москва все же сманеврирует, чтобы не допустить пока более серьезного столкновения.
При этом следует заметить, что характер разрушений и потерь сирийцев оценивается как минимальный – все оценки сходятся относительно гибели нескольких военнослужащих, а также уничтожения нерабочих боевых самолетов и образцов вспомогательной техники, что явно с трудом тянет на «полноценный американский удар».

В этой связи становится сравнительно правдивой версия, согласно которой американская сторона заранее предупредила российскую (а та – сирийскую) о предстоящем ударе и в результате сирийцы и российские военные вывели из зоны поражения все ценное, а после нанесения удара снова туда вернулись.

Впрочем, говоря о «вызывающем поведении» Трампа, следует заметить, что российское руководство получила от этого непосредственные выгоды – например, повышение стоимости нефти на мировом рынке сразу на несколько долларов за баррель, благодаря чему российские доходы от ее продажи увеличатся на полтора миллиарда долларов ежемесячно.

И вообще, происходящее, соответственно, выгодно Владимиру Путину во всех отношениях. Ведь возвращение США в разряд «врагов» имеет для России важнейшее значение – в противном случае не на кого было бы списывать «враждебные происки», поскольку Меркель и прочие европейские лидеры по всем показателям выглядят уж слишком «мелкотравчатыми» для этого.

И, разумеется, происходящее максимально отвлекает внимание публики в той и другой стране от внутренней политики. И в США, и в России сразу забылись митинги оппозиции и внимание оказалось прикованным к проблемам терроризма и внешней политики.

Что же касается США, то им обострение кризиса важно для реабилитации самого Дональда Трампа, у которого в последние недели и месяцы наблюдались серьезные неприятности относительно «русского следа» на выборах и возможной «связи с русскими» и «работе на них», к чему его усердно «подтягивали» недоброжелатели.

Однако удар по «союзнику» Путина должен остудить самые «горячие» головы.

Иными словами, речь, кажется, идет о явном «договорном матче», в котором все роли расписаны заранее: Асад – в роли «мальчика для битья», которого, впрочем, порют для видимости, «на камеру», а Россия демонстрирует независимый подход и даже игру мускулами.

Впрочем, при более серьезном рассмотрении ситуации выясняется, что не такой уж это и «договорняк». Ведь США, по сути, фактически перехватывают у России очередной раунд поединка «за Сирию», заставляя задуматься, что она может воевать «лишь против бородатых моджахедов», тогда как в отношении превосходящего по силам противника с новейшими вооружениями ничего предпринимать даже не рискнет.

Впрочем, это оставляет российскому лидеру возможность реабилитироваться за произошедшее. Раз удар был нанесен по его союзнику, то и ответить должен кто-то из «западных сукиных сынов». В результате российское руководство сможет с лихвой компенсировать сирийскую «неприятность».

С Грузией сейчас отношения несколько улучшились и поэтому воспользоваться старой хрестоматийной установкой, согласно которой «в любой непонятной ситуации бей по Тбилиси», уже не получится.
Зато нельзя исключать вариант с Украиной, которая устами российского ТВ «продолжает уничтожать Донбасс».

Учитывая заявление Трампа в ходе недавнего визита в США канцлеру Германии Ангелы Меркель, согласно которому он видит главными сторонами в урегулировании этого кризиса Германию и Францию, американский президент стремится максимально дистанцироваться от малоинтересного ему украинского конфликта и поручить его «разруливание» европейским союзникам.

Соответственно, он вряд ли будет заступаться за того же Порошенко, если Путин все же решит ответить ему всерьез, чтобы «отодвинуть» регулярно обстреливающих Донецк и Луганск украинских военных.

Впрочем, возможны и другие, более приближенные к региону варианты (например, удары по базам, находящимся в сирийском приграничье боевиков, в том числе и в Ираке) в ответ на реализацию которых Трамп, разумеется, не откажет себе в удовольствии покритиковать своего российского партнера, в работе на которого его обвиняли.

Иными словами, создается серьезный «задел» для дальнейшего извлечения политической (и как следствие экономической) прибыли от возможного дальнейшего повышения цен на нефть как следствие эскалации.

Однако нельзя исключать, что подобная игра легко может выйти из-под контроля. Достаточно суровым предостережением России здесь являются заявления главы Госдепа о необходимости сворачивания сотрудничества с иранским и сирийским режимами, а также обвинения в том, что она не соблюдает выдвинутые ей гарантии относительно ликвидации химического оружия Асада, взятые ей еще в 2013 г., после скандала с его применением в Хан Шейхуне.

Можно долго спорить о степени адекватности Асада, но России уже ясно дали понять, что она в ответе за того, кого она «приручила», и что ее заступничество отнюдь не гарантирует ему того, что он не будет отстранен от власти.

Вопрос – разовая ли это была и «импульсивная» американская акция, или речь идет о начале более серьезной и драматичной ситуации по «выдавливанию России» не только в этой стране, но и в регионе и в мире в целом?

comments powered by HyperComments