Littoral combat ships

Крупный скандал разворачивается в военно-морском сообществе США. Выяснилось, что целый класс кораблей, на которые Америка еще пару десятилетий назад возлагала большие надежды, оказался полностью небоеспособен. В чем именно заключаются проблемы с этими кораблями, почему они обнаружились только сейчас и какое отношение к происходящему имеет гигантская коррупция в США?

Политические события в США затмили собой все, что происходит в этой стране. В том числе одно, связанное с ВМС событие, которое обязательно бы рвануло, не переизбирайся в этот момент Дональд Трамп в президенты.

Речь идет о целом типе боевых кораблей как уже сданных ВМС США, так и еще строящихся – так называемых литоральных боевых кораблях (Littoral combat ship – LCS) типа «Фридом» (Freedom). И дело не в том, что они бесполезны. И не в запредельной стоимости. И даже не в том, что редукторы корабельной главной энергетической установки (ГЭУ) не выдерживают максимальный ход, и со скоростью 47 узлов, которая была коньком этого проекта, он не сможет ходить никогда – с этим тоже смирились. Но в конце 2020 года выяснилось, что они вообще не могут двигаться быстрее сухогруза более-менее длительное время. То есть это не просто металлолом, это еще и почти неподвижный металлолом.

Замысел и реализация

На рубеже 90-х и 2000-х годов, еще до 11 сентября, в безднах американского высшего военно-политического руководства царила эйфория. Великая Америка являлась единственной сверхдержавой. Полумертвая Россия клянчила у МВФ кредиты и пыталась не проиграть войну нескольким тысячам бандитов на Кавказе. Китай уже был фабрикой мира, но у этой фабрики не было ничего такого, что могло бы угрожать американскому владычеству. Америка могла развязывать войны, нападать на другие страны, объявлять добро злом и наоборот, да и вообще делать абсолютно все что угодно. Эйфория от всемогущества, с одной стороны, привела к отказу от вложений в такие вещи, как гиперзвуковое оружие, а с другой – породила целый класс вооружений и военной техники, куда более подходящих для карательно-полицейских операций в разрушенных слаборазвитых странах, нежели для реальной войны с сильным противником.

Программа LCS, как и другое громкое фиаско Пентагона – эсминцы «Зумвалт», это продукт той эпохи, когда господство Америки казалось вечным и неоспоримым. Это средства для окончательной силовой зачистки последних очагов сопротивления на планете. В таком виде они задумывались, в таком виде их построили, но построили как раз тогда, когда задача оказалась неактуальной. Кроме того, построили плохо. И если «Зумвалт» всего лишь получил излишне дорогое радиоэлектронное вооружение (РЭВ) и пушки со снарядами по миллиону долларов за штуку, то LCS оказались куда более «неправильными».

Изначально концепция была следующая. Нужен небольшой, малозаметный и очень быстрый корабль, на котором можно быстро сменить оружие. Такой корабль можно будет бросить в бой в прибрежной (литоральной) зоне противника – и пользуясь поддержкой американской палубной авиации, он там сможет действовать как лиса в курятнике.

Надо сказать, что против стран с флотом уровня сирийского или северокорейского это сработало бы тогда, сработает и сейчас. Береговые радиолокационные станции (РЛС) этих стран обнаруживать малозаметные, «стелсовые» цели не могут. Случайное обнаружение такого корабля будет несущественно, потому что пока информация пройдет все командные цепочки и ударные силы приступят к выполнению боевой задачи, скоростной корабль просто уйдет. Против подлодок это тоже было эффективно – на большой дистанции или при стрельбе торпедой «вдогон» такой корабль почти неуязвим из-за скорости, превосходящей таковую у старых советских торпед.

Все бы ничего, но концепция начала обрастать подробностями – точно, как было показано в старой комедии «Войны Пентагона». Этот корабль решили сделать модульным. Предполагалось, что замена модулей позволит быстро и недорого менять назначение корабля – от противолодочного до базирования десанта. Это и стало катастрофой проекта. Модули потребовали внутренних объемов, объемы увеличили корпус, большой корпус потребовал более мощной ГЭУ, а она в него не помещалась, корпус пришлось еще увеличить, и опять потребовалась новая, еще более мощная ГЭУ… Плюс ко всему, модули эти были не какими-то изделиями, а комплексами оружия и техники, включавшими в себя вертолет. А где вертолет, там и ангар для него, и диспетчерский пункт, и запасы топлива, а это опять объемы и, как следствие, обводы…

То, что произошло дальше, у англоговорящих называется «спираль смерти». Это когда любой шаг заставляет игрока давать круги вокруг смертельного финала и потом его все-таки встретить. Эти спирали крутились с проектом LCS и в итоге превратили его в нечто совершенно бессмысленное.

Мощная ГЭУ, которая очень дорого стоит и требует непропорционально много топлива для такого корабля. Водометы, чтобы получить нужную скорость – и, как следствие, жесточайшие ограничения по заходам в регионы с холодным климатом: водометы не выносят ледяной крошки (шуги), их сопла без прогрева обледеневают. Высочайший уровень автоматизации и минимальный экипаж – как следствие, личный состав перегружен работой. Каждый матрос и младший офицер имеют две должности, которые на больших кораблях занимают два человека, переутомление страшное. А самое главное – в бою просто некому будет вести борьбу за живучесть.

Почти полное отсутствие оружия – корабли имеют пушки калибром 57 мм, пулеметы, пусковую установку зенитных ракет малой дальности, две малокалиберных автоматических пушки для отстрела моторок с террористами-самоубийцами или чего-то подобного, а также вертикальные пусковые установки для управляемых ракет «Хеллфайр» малой (менее 10 километров) дальности – для отстрела тех же моторок, если их будет много. Бой с отрядом ракетных катеров для отряда «литоральных кораблей» окончился бы гибелью, если бы не удалось поднять в воздух вооруженные противокорабельными ракетами вертолеты и ударить ими с безопасного расстояния. Но надо, чтобы эти ракеты были на борту, чтобы для вертолетов к этому моменту не кончилось топливо, чтобы погода позволяла поднять их с палубы, чтобы в принципе знать, что их надо поднять сейчас, а не через два часа, и отправить куда надо, а не в другое место наугад – и еще очень много всяких «если».

С модулями ожидаемо тоже ничего не вышло. Их просто не сделали.

Модуль «противомоторолодочной обороны» (ракеты малой дальности и малокалиберные пушки по бортам) готов полностью. И установлен на корабли. Вот только менять его не на что, и встает вопрос: а нельзя ли было просто это оружие встроить в корпус? Вышло бы и проще, и дешевле, и объемов бы меньше заняло. Его все равно никогда не будут ни снимать, ни менять. Противоминные системы готовы наполовину – а значит, применяться по предназначению без ограничений не могут. Спецназ тоже можно возить, но его хоть на чем можно возить, это не великое достижение. А все остальное – провалилось. Пока, по крайней мере.

Поверх всего этого ужаса проехался паровой каток американской коррупции. За лакомый пирог нового класса кораблей бились два гиганта: «Дженерал Дайнемикс» со своим тримараном класса «Индепенденс» (Independence – независимость) и «Локхид Мартин», взявший за основу своего класса «Фридом» обводы скоростной итальянской яхты. В теории остаться должен был только один – но, увы, они оказались слишком сильными оба. В результате, вопреки всей практике военно-морского строительства, ВМС заказали сразу две серии кораблей одинакового назначения, но разной конструкции. Не отказывать же уважаемым людям, потом-то ведь надо будет как-то жить после пенсии, а как?

Ничего не остановило этот, как сегодня модно говорить в России, «распил бюджета» – по-американски огромный и наглый. В 2005 году был заложен первый «Фридом», а в 2006-м – первый «Индепенденс». Корабли строились очень быстро, и с 2008-го (первый «Фридом») стали вступать в строй. К тому моменту, конечно, ни о какой силовой зачистке человечества легкими пушечками и малогабаритными ракетами США уже и мечтать не могли, но контракт есть контракт.

Кто-то скажет: «Это какой-то позор!». Нет. Это не позор, это только прелюдия. Позор наступил позже.

Расплата

Вскоре после поступления кораблей на службу выяснилось, что даже просто для вояжей их использовать нельзя – очень короткие межремонтные интервалы, считанные недели. ВМС США аккуратно исключили эти корабли из своих «деплойментов» – развертываний сил в Мировом океане. Их походы можно было пересчитать по пальцам.

При этом постоянно происходили скандалы. Так, ВМС были пойманы на переписывании задним числом концепций боевого применения этих кораблей, чтобы оправдаться за недостижение ими требуемых характеристик. Оказалось, что на замену модуля вместе с походом за ним в порт (в тот, где он лежит, а не в любой), его извлечением с хранения, расконсервацией, проверкой, установкой на корабли и возвращением на театр военных действий может уйти до месяца, что лишало идею модульности всякого смысла. Оказалось, что сокращенные экипажи зачастую не справляются с нагрузками, автоматизация не спасает. Оказалось, что у кораблей «Индепенденс» быстро гниет корпус.

Но главная беда пришла, откуда не ждали. В 2016 году в сенатском комитете по вооруженным силам разбирали проблемы этого типа кораблей. Оказалось, что «Фридом» более нежный, чем «Индепенденс», и ломается чаще, так имели место отказы водометов и поломка редуктора на корабле «Милуоки», пятом в серии. ВМС валили все на личный состав, но с «Милуоки» так не получилось.

У «Фридомов» ГЭУ состоит из совместно работающих на общий редуктор дизелей и турбин, последние подключаются через сцепление тогда, когда нужна скорость. На «Милуоки» в 2016 году отключение турбины не вызвало полного отключения сцепления, как должно было бы, и редуктор одного из бортов разрушился. Тогда флот в очередной раз переписал концепцию и объявил этот случай единичным, а вместо максимальной скорости 47 узлов у кораблей типа «Фридом» стала фигурировать в документах скорость «более 40». В тот раз ВМС удалось замести мусор под ковер.

Из всего этого надо было как-то выпутываться. С 2014 года ВМС США начали программу вооружения кораблей противокорабельными ракетами. Это теоретически поднимало их боевую ценность – теперь они могли воевать, пусть и с потерями. С 2018 года поставки ракет NSM начались. Так ВМС США сняли с себя обвинения в покупке безоружных кораблей.

Но все испортило обострение отношений с Китаем при Трампе и его планы увеличить численность ВМС США. LCS с их быстрыми сроками постройки были главными кандидатами на наращивание количества вымпелов, но корабли надо было проверить в деле. И проверили. Осенью 2020 года, в ходе выполнения операций по борьбе с наркотрафиком в Карибском бассейне, сначала у «Детройта», а потом у «Литтл Рок» (оба типа «Фридом») разлетелись редукторы – так же, как и у «Миулоки» ранее. Проблема была в том, что они и не пытались развивать проектную скорость. Но редукторы развалились все равно.

Скрыть не получилось, и ВМС США, сжав зубы, проверили редукторы на всех кораблях серии. Итог был ужасен. Редукторы имеют конструктивный дефект – подшипники сцепления не выдерживают нагрузок при ходе «под турбинами». Это так у каждого из кораблей типа «Фридом», даже у строящихся. И это неисправимо. Заменить редукторы на другие невозможно, отремонтировать имеющиеся тоже. Все корабли типа «Фридом» небоеспособны. Без турбин они не могут ходить быстрее 12 узлов, а это скорость старенького сухогруза. Неплохо для корабля ценой 362 млн долларов за штуку.

Сейчас ВМС США совместно с производителем редукторов (фирмой «Ренк») ищут выход. Командующий морскими операциями ВМС США адмирал Майкл Гилдэй в ходе одного из интервью назвал эти корабли словом «чума», и есть отчего. Это по-настоящему большая проблема – целая серия очень дорогих, но мертвых кораблей, которые нельзя оживить. И которая продолжает строиться! В специализированной американской прессе стоит скрежет зубовный, некоторые авторы призывают просто порезать все корабли «Фридом» на металл, а последний законтрактованный просто не заказывать, оплатив неустойку. И они, видимо, правы.

Фактически хороших решений у ВМС США в этой ситуации нет. «Ренк» может и не решить проблему. И если «Индепенденс» будут служить до списания с ракетами и смогут даже где-то ими повоевать, то все корабли типа «Фридом» превратились в памятники – и только политический хаос в США спасает ВМС от попадания в крупнейший за десятки лет скандал.