Брифинг О.Царева и А.Бородая в Донецке

Сто пятьдесят миллиардов долга получила Украина вместе с национализацией ПриватБанка. Игорь Коломойский дважды продал Украине свои активы в Крыму по десятикратной цене. Структура ПриватБанка – обыкновенная пирамида, где средства вкладчиков привлекались насильно, а кредиты под низкие проценты уходили предприятиям самого Коломойского.

О тяжёлой жизни отечественных олигархов, у которых пассивы и активы, но пассивы сверху, политическому обозревателю Валентину Филиппову рассказал депутат Верховной Рады прошлых созывов Олег Царёв.

Валентин Филиппов: Я так понимаю, что следующим самым ярким обещанием президентских выборов на Украине будет: «Я верну Вам по тысяче с вкладов Приватбанка»?

Олег Царев: Да, это очень интересно.

Валентин Филиппов: По-моему, это выстерлит. Олег, вы много говорили о Приватбанке, о Коломойском. Я вспоминаю, что сепарам первым заблокировали счета в 2014 году и до сих пор не разблокировали. Причем, даже девочке, читавшей какие-то лекции об истории родного края. Сейчас уже всем остальным?

Олег Царев: Да.

Валентин Филиппов: Мы все сепары?

Олег Царев: Мы все сепары, да. Но получается, что революция пожирает своих детей. И вот после того, как заблокировали деньги у сепаров, и теперь уже несепары начинают отбирать друг у друга активы, имущество и так далее.

Национализация Приватбанка не была сенсацией. Около месяца тому назад «Киберберкут» выложил разговор Петра Порошенко, где он говорил с Байденом и в униженной форме отчитывался в том, что он делает и что выполняет. И, в частности, там была фраза о том, что поручение по поводу национализации Приватбанка будет выполнено. После того, как это прозвучало, сомнений в том, что украинская власть будет выполнять задачу МВФ и Байдена не было. Больше того, у меня есть друзья за границей и люди, работающие с МВФ. Год назад они делали просчеты по Приватбанку. Ну, капиталисты очень тщательно считают свои деньги.

Еще при Януковиче Коломойский шантажировал власть тем, что он заблокирует депозиты, тем, что Приватбанк перестанет работать и требовал рефинансирование. Это же продолжалось и при Порошенко. Я хочу напомнить, что первый раз гривна упала тогда, когда Коломойский провернул супервыгодную сделку. Когда уже было понятно, что национализируют его активы в Крыму, он завысил их стоимость где-то раз в десять. Двадцать процентов, конечно же, как водится от суммы рефинансирования, он вернул в Нацбанк. И получил гигантские средства.

Вы знаете, как проходит рефинансирование? Банк какие-то залоги представляет, передает их в Нацбанк формально по документам, а Нацбанк под эти залоги выделяет деньги. Так вот, была отдана собственность в Крыму, которую и так Коломойский понимал, что у него заберут, завышена раз в десять, получены средства. Эти средства пошли на валютный рынок и тогда, если помните, первый раз было падение гривны с восьми до, я уже не помню, скольки. По-моему, раза в два она упала, когда Коломойский прокрутил эту выгоднейшую сделку. Но продал то, что ему уже не принадлежало, причем продал с очень хорошей прибылью.

Валентин Филиппов: Я вас правильно понимаю? Государство Украина возместило убытки Коломойского по Крыму, да? И вместе с тем, Коломойский еще умудрился долги крымчан кому-то продать?

 Олег Царев: Да. Во-первых, он продал за ту цену, за которую он никогда бы не продал ни свой Форос, ни остальные его активы, которые были в Крыму. Во-вторых, государство уже не имело право у него требовать назад эти средства, потому что это типа «форс-мажор». По независящим от него обстоятельствам.  Идите, забирайте Ваши активы в Крыму, если хотите. Потом, он подал в международный суд для того, чтобы получить с Российской Федерации назад деньги. Одни и те же активы он продает по много раз и каждый раз с прибылью пытается продать. Вот такую же сделку он проворачивал с Приватбанком.

Валентин Филиппов: Это очень талантливое дитя революции. Он на скрипке играет?

 Олег Царев: Не знаю. Но учился он в школе хорошо. Такая же система у него была выстроена в Приватбанке. Вообще, у него три прибыльных вида деятельности. Первый – нефтяной, второй – Приватбанк, третий – ферросплавы. По ферросплавам он практически монополист в мире.

Не помню точно, по-моему, процентов сорок мирового рынка ферросплавов у него. Кстати, в Луганске у него остался Стахановский ферросплавный завод. Это жемчужина его бизнеса. Никопольский ферросплавный, по которому он судился с Пинчуком и какие-то активы за границей. Все вместе – это ферросплавные активы. Все вместе – это сорок процентов мирового рынка ферросплавов. Но вот жемчужина – это Стахановский ферросплавный завод. Так вот он еще пытался третий раз заработать на крымских активах. Он поручил Корбану набрать номинальных владельцев, которые выйдут и купят за копейки его активы, конфискованные в Крыму. Слава Богу, это не получилось. И в конце концов его активы купили государственные предприятия российские, где уж точно не могут быть какие-то связи с Коломойским. Но попытка такая была. Такую попытку он сейчас сейчас предпринимает по Стахановскому заводу.

Все украинские олигархи, если посмотреть журнал Forbes, они миллиардеры. У кого два, у кого четыре, у кого десять миллиардов долларов. Конечно же, после оранжевой революции все сильно обесценилось, но тем не менее. Так вот, когда пишут рейтинги о том, сколько кто стоит, всегда пишут стоимость лишь активов, но никто не пишет сумму пассивов. А, как правило, эти активы уравновешиваются пассивами. Причем кредиты брали до кризиса, до «революции достоинства».

Валентин Филиппов: Гыдности!

Олег Царев: Гидности, да. После этого активы в цене упали многократно. Но они и раньше до революции «гидности» у них пассивы превышали активы. Они все банкроты.

Валентин Филиппов: То есть они, по сути, все бомжи?

 Олег Царев: Ну, бомжи, да. С их точки зрения, наверное, да. Там Фальконе, дворцы, поместья – это все….

Валентин Филиппов: Но там же невозможно жить, там гулко…

 Олег Царев: Поверьте мне, они очень мучаются этим. И у всех, кроме одного человека, такая ситуация. Вот, кстати, у Порошенко. Он хитрее прокрутился. У него кредиты были в ВТБ, он еще при Януковиче вывел свои активы из-под кредитов и не заплатил по кредитам. И у нас сейчас президент, который не стал платить по кредитам и через решения судов ушел от долговой зависимости. А все остальные в такой ситуации, включая Коломойского.

Откуда Коломойский брал деньги на покупку своих всех активов? Это Приватбанк. Это депозиты Приватбанка и рефинансирование, которое выдавало ему государство. Почему у него такой большой процент депозитов? Ведь  фактически большая половина депозитов населения, карточек находится у Коломойского? Потому что в какой-то момент времени он понял, что это очень выгодная штука. Он поднял ставки депозитов так, чтобы люди шли только к нему. И неважно там выгодно – невыгодно. Но это фактически была такая пирамида.

Валентин Филиппов: Мавроди, да.

Олег Царев: Он получал эти деньги. В конце концов, у него образовалась дырка, год назад это было 100 миллиардов. Это мне сотрудники МВФ сказали. Они делали расчет о том, сколько нужно денег, чтобы закрыть дырку в Приватбанке. Сейчас, по словам Гонтаревой, это 148 миллиардов гривен. То есть, фактически каждый месяц он получал и получал средства из Приватбанка, то есть из Нацбанка и выводил на свои структуры. По словам Гонтаревой около 90 процентов всех кредитов выдавались на структуры Коломойского. Причем проценты по кредитам могли быть не выше, чем депозиты, по которым он получал.

Валентин Филиппов: Ясно.

Олег Царев: То есть главное было получить деньги. Будет он отдавать или не будет, не важно. Главное, чтобы строилась эта пирамида. И, конечно же, иностранцы выделяли средства. Для них валютные все счета, они все равно все через корреспондентские счета в американских банках. Для них это прозрачная вещь абсолютно. Они выделили средства, увидели, как они ручейками растекаются по структурам Коломойского на Кипр и потом дальше уходят за рубеж и отмываются. Конечно, им это не нравится. Иностранцы считают свои деньги. Поэтому была задача Порошенко прекратить, остановить этот насос, который очень активно выкачивал деньги из государственного бюджета. И все понимали, что рано или поздно эта пирамида рухнет.

Валентин Филиппов: А вот в практическом смысле для Украины, для людей, для гривны. Что сейчас произойдет?

 Олег Царев: Поскольку МВФ сейчас остановил финансирование Украины, то единственный способ выдать гривну вкладчикам – это провести эмиссию. Поэтому, государство попытается обмануть население. Как всегда, все за счет населения. Вот почему Коломойский в исключительной ситуации по сравнению с другими олигархами? Потому что у него долги перед населением и государством. Те и другие – это те, кого можно бросать, швырять бесконечно. Поэтому Коломойский так и не боролся за Приватбанк, как он мог. Почему? Потому что фактически он свои долги отдает – «возьмите мои долги, заберите 150 миллиардов гривен, которые вы должны отдать и смотрите, какой я добрый, вы лишаете меня бизнеса». Больше того, мы сейчас видим, что он начал пиар-компанию примерно так, как когда-то делал Мавроди: «Я бы рассчитался со всеми, но мне это не дает государство». Посмотрите, что произошло, и посмотрите по примеру Мавроди. Ведь вкладчики тогда выходили в защиту Мавроди против государства. Примерно такая же ситуация может быть и на Украине.

Такая главная интрига в этой всей штуке с приватизацией Приватбанка. Кроме того, что украли деньги  населения и государства, Украина, ведь в конечном счете все равно это население будет отдавать из налогов. В конечном счете ограблены граждане Украины. Так вот, все равно американцы и европейцы считают, что украдены и их деньги тоже, потому что они выделяли кредиты МВФ и сейчас такая ситуация, когда сумма задолженности Украины приблизилась к 100 % ВВП. Знаете, еще немножко — и вернуть будет просто невозможно. Дефолт однозначный. И будет возвращать Украина долги МВФ, непонятно. Очень мало стран, которые не вернули долги МВФ, но у Украины есть все возможности не возвращать, потому что они в последнее время подписываются нелегитимным президентом и нелегитимным правительством.

Валентин Филиппов: То есть, по большому счету, если признать нелегитимность… Даже Украине сейчас выгодно признать, что Порошенко, Верховная Рада, премьер-министр нелегитимны?

 Олег Царев: Да. Зачем вы давали? Все говорили о том, что они нелегитимны, их нелегитимность очевидна. Зачем давали кредиты, а теперь спрашивать? Так еще и помогли поставить эту власть. И в этой ситуации главная интрига сейчас для Коломойского, как он договаривается и как сложится ситуация, получится ли  у него провернуть эту супервыгодную сделку. Когда все олигархи остались на Украине, их активы обесценились, в стране война, у власти хунта, экономика падает, а он вывел свои деньги. Еще год назад мне говорили иностранцы, что более 4 миллиардов долларов выведено через Кипр. Вот и посчитайте: 150 миллиардов гривен выведено, разделите на курс 25. Это уже 6 миллиардов, он не останавливался все это время. То есть он остается в чистых деньгах. Если сейчас американцы, европейцы не начнут поиск этих денег, значит, он сделал очень выгодный гешефт, да?

Валентин Филиппов: Хупца.

Олег Царев: Очень выгодную сделку. Посмотрим, как обернется ситуация. Потому что, приватизация Приватбанка может быть либо концом Коломойского, либо выходом его на качественно другой уровень, потому что он окажется в чрезвычайно, кардинально лучших условиях по сравнению с другими олигархами.

Валентин Филиппов: А, может, это быть уже концом Украины?

 Олег Царев: Ну, это отдельная история, отдельное интервью.

Валентин Филиппов: Да, тогда еще один вопрос. У вас за спиной знамена, полотнища ДНР и ЛНР. Я надеюсь, что хотя бы эти республики никому ничего не должны?

 Олег Царев: Ну эти республики исходят из принципа «Кому должны – мы всем прощаем». Наверное, это правильно.

Валентин Филиппов: Я надеюсь, что у вас вкладов в банке Приват не было.

 Олег Царев: Я очень хорошо знаю Игоря Валерьевича, поэтому у меня там нет вкладов. Но мои все активы находятся сейчас в руках или Коломойского, Корбана, Филатова и других товарищей.

comments powered by HyperComments