британия

Многие британские сайты запустили обратный отсчет до Brexit. Часы неумолимо тикают и на днях оповестят, что до «дня Б» остается всего месяц. По мере приближения этой даты — для кого-то заветной, для кого-то злополучной — усиливается раскол в британском обществе. Закачалась и двухпартийная политическая система королевства, складывавшаяся веками.

Минувшая неделя началась с бегства из Лейбористской партии, находящейся ныне в оппозиции. Семь депутатов объявили, что покидают ряды лейбористов в знак протеста против вялой позиции руководства в отношении Brexit и усиления внутрипартийного антисемитизма. Причем это не рядовые парламентарии. Например, Чука Умунна, довольно влиятельный политик африканского происхождения, долгие годы отвечавший за связи с большим бизнесом и финансово-промышленными группами. Под его руководством раскольники решили сформировать в парламенте так называемую независимую группу, призвав представителей других фракций присоединиться к ним.

Консерваторы назвали эту группу «великолепной семеркой», лейбористы — «ничтожной семеркой». Том Уотсон, первый заместитель председателя лейбористов, предупредил своего шефа Джереми Корбина, что за этой громкой отставкой последуют новые, если в руководстве не будут проведены серьезные кадровые перестановки.

Консервативные газеты ликовали и ерничали пару дней, пока в среду три депутата теперь уже Консервативной партии (все три — женщины) не объявили, что покидают тори, дабы примкнуть к той самой независимой группе. Причина все та же: несогласие с начальством по поводу Brexit. Тут уже возликовала лейбористская пресса. Экс-консерваторши попросили называть их «тремя амиго», хотя по-испански слово «друг» в женском роде звучит несколько иначе.

Прямо скажем: среди трех депутатов от тори, решивших покинуть Терезу Мэй, не было фигур столь же значимых и влиятельных, сколь Умунна, — хотя неформальный лидер «трех амиго» Анна Субри и занимала в правительстве Дэвида Кэмерона министерские посты. Наверное, поэтому возник слух о том, что за бегством «подруг» стоит бывший премьер-министр.

Одна из троицы тут же заявила, что она с коллегами намерена «разрушить Консервативную партию». Сложно сказать, получится ли у них это, но и без того шаткое большинство коалиции тори с североирландскими партнерами сократилось до семи мандатов. Уход еще нескольких членов фракции может обрушить правительство Мэй.

Не успела эта группа толком сформироваться, а опрос социологической компании YouGov уже выявил, что за «независимых» готовы голосовать 14% избирателей. Вечно же третьи либерал-демократы сразу опустились на четвертое место. Неудивительно, что все заговорили о серьезных перспективах формирования новой политической силы, способной вмешаться в извечную конкуренцию тори и лейбористов.

Скоординированность раскольников и стремительность раскрутки новой политической группы, которая еще даже не сформулировала свои взгляды (пока лишь понятно, что она против Brexit), говорит о том, что за всем этим стоят определенные группы влияния.

Обратим внимание на один немаловажный факт: «независимые» объявили о себе ровно через неделю после публикации статьи (а точнее — крика отчаяния) печально известного миллиардера Джорджа Сороса под заголовком «Европа, пожалуйста, проснись».

Американский бизнесмен, которого в Британии любовно называют «разрушителем Банка Англии» за кризис 1992 года, спровоцированный его спекулятивными действиями против фунта, публично выступает против Brexit и активно продвигает в последние годы идею повторного референдума. В статье политическую систему Британии он называет «антикварной». «Лейбористы и консерваторы внутренне раздроблены», — констатировал Сорос, предупредив о грядущем бунте в партии Корбина.

Можно, конечно, предположить, что это всего лишь совпадение. А можно и увидеть в его статье руководство к действию для бунтовщиков, заранее заручившихся поддержкой международных финансовых групп для реализации плана по разрушению двухпартийной системы британской политики. Учитывая тесные и давние связи Умунны с банкирами лондонского Сити, нет никаких сомнений в том, что с финансами у новой политической группы проблем не возникнет.

Сорос, кстати, указал на самый желательный для него исход операции по срыву Brexit: отзыв британского уведомления о вступлении в силу статьи 50 договора ЕС, определяющей порядок выхода страны из Евросоюза. Что-то подсказывает, что в ближайшие дни мы услышим заявления новых «независимых» об этом как о своей политической цели.

Чем ближе на часах обратного отсчета «день Б», тем активнее, отчаяннее и решительнее действуют крупные финансово-промышленные группы, противостоящие Brexit. А они готовы на многое — даже на потрясение вековых политических устоев Соединенного Королевства.