Screenshot_1

На сегодняшний день уже восемь стран разорвали дипломатические отношения с Катаром. Это Саудовская Аравия, Египет, Бахрейн, ОАЭ, Ливия, Йемен, Мальдивы, Маврикий.

Формальным поводом для такого шага стало опубликованное 23 мая катарским информагентством QNA заявление эмира Катара Тамима аль-Тани о намерении отозвать посла из Саудовской Аравии и нормализовать отношения с Ираном. Впоследствии власти Катара заявили, что сайт агентства был взломан хакерами, но этому опровержению не придали значения. Также Доху (столица Катара) обвинили в поддержке джихадистских движений, в частности запрещенных в РФ «Аль-Каиды» и ИГИЛ.

Командование арабской коалиции во главе с Саудовской Аравией также объявило о прекращении участия Катара в военной операции в Йемене.

С VII века Катар входил в Арабский халифат, в XIII—XIV веках был под властью эмиров Бахрейна, в начале XVI века— португальцев, затем — Османской империи. В 1916-1971 годах Катар был британским протекторатом.

Обретя независимость, до 1995 года Катар был классическим консервативным исламским государством. Занимая шестое место в мире по экспорту сжиженного газа, Катар практически не вкладывал деньги в развитие, и не представлял ни интереса, ни какой-либо опасности для своих соседей.

Однако после того, как 27 июня 1995 года шейх Хамад бин Халифа аль-Тани сверг в результате бескровного переворота с престола своего отца, эмира Халифу бин Хамад Аль Тани, и провозгласил себя эмиром, в Катаре начались революционные изменения.

Закончивший Королевскую военную академию в Сандхёрсте (Великобритания) новый правитель взял курс на модернизацию страны. В 1996 году он создал собственный новостной спутниковый телеканал «Аль Джазира» на арабском языке. Нельзя не отметить, что в канун «Арабской весны» 2012 года этот телеканал был основательно укомплектован сотрудниками британской разведки МИ-6.

За короткое время «Аль-Джазира» прославила Катар на весь мир. Это телеканал стали называть «арабский CNN».

Получив в руки мощный информационно-пропагандистский рычаг Хамад бин Халифа аль-Тани направил его на продвижение интересов Катара и ослабление конкурентов –Палестины, Ливии, Сирии, Египта, Туниса и ОАЭ. Компрометируя своих соседей по региону, эмир Катара начал строить собственную империю. В сущности Катар под руководством весьма тонко управляемой британской Короной династией Аль-Тани стал продвигать на Ближнем Востоке идеалы разразившейся в 2012 году Арабской весны.

25 июня 2013 года Хамад бин Халифа Аль Тани выступил со специальным обращением к народу Катара и объявил об отречении от престола и передаче власти своему тридцатитрёхлетнему сыну — наследному принцу шейху Тамиму бин Хамаду Аль Тани, который продолжил политику своего отца с еще большим энтузиазмом. Отречение довольно молодого по арабским меркам шестидесятилетнего эмира вызвало недоумение в экспертном сообществе. Этот шаг был одобрен катарской элитой, и, по всей видимости, инспирирован советниками с Набережной Альберта, 85 в Лондоне (по этому адресу расположена штаб-квартира МИ-6). Скорее всего эмир Хамад не был морально готов на слишком радикальные шаги, которые требовались от него в рамках жесткой борьбы за выживание в регионе в условиях затяжного военного конфликта «всех против всех» и предпочел передать эту миссию своему сыну.

В марте 2014 года израильское информационное агентство «Курсор» опубликовало статью своего обозревателя Эль Авигдора «Почему арабские страны ненавидят Катар?».

В ней говорилось, что «уже много лет государства Персидского залива, да и весь арабский мир, разгневаны на Катар за транслируемый с его территории популярный телеканал «Аль-Джазира», который, по мнению арабских элит, ведет подрывную деятельность против руководства их режимов. По их мнению, «Аль-Джазира» сеет в арабских массах, которые являются постоянными зрителями канала, радикальные идеи… Катар превратился в теплицу, где прорастают зерна революционных движений всего арабского востока… Катар – главный финансовый спонсор «Братьев-мусульман» в Египте и других странах мира. Он поддерживает различные радикальные суннитские группировки на всем Ближнем Востоке. С точки зрения своих соседей, Катар стал серьезной стратегической проблемой».

Нужно сказать, что за идеологической войной арабских монархий стояли и стоят реальные геополитические интересы, замешанные на жесткой конкуренции за лидерство в арабском мире. Саудиты сами неоднократно, как минимум дважды, пытались устроить путчи в Катаре.

Катар, в свою очередь, делал ставку на «Братьев-мусульман» и ХАМАС, поддерживая их в пику консервативным арабским монархам. В настоящее время Катар приступил к депортации из страны членов политического руководства ХАМАС, но эта запоздалая мера уже не может остановить процесс начавшейся изоляции маленького государства с очень большими амбициями.

Катар, как крупнейший экспортер газа, не зависит от трубопроводных магистралей, экспортируя сжиженный газ морским путем. Но, поскольку дело идет к возможному газовому эмбарго со стороны арабских стран, то это может в короткий срок подорвать экономику страны. Особенно, если Египет блокирует Катару проход через Суэц.

Несомненно, что непосредственный толчок к обострению конфликта дал визит в регион Дональда Трампа. Трамп в последнее время четко проводит линию приведших его к власти американских военных. Несколько дней назад министр обороны США генерал Мэттис выступил с жесткими заявлениями о переходе от войны на истощение против ИГИЛ к войне на сокрушение. Такая стратегия требует прежде всего прекращения финансовой подпитки джихадистов всех мастей. В сущности дипломатический прессинг против Катара означает реальное прекращение Арабской весны. Хиллари Клинтон не успела довести до логической точки свою политику переформатирования Большого Ближнего Востока с помощью джихадистского инструментария. Это путь оказался тупиковым и слишком опасным для глобальной стабильности. Трамп делает ставку на консервативные арабские режимы, что в принципе соответствует его мировоззрению.

Помимо прочего, удар по Катару рикошетом бьет и по России. Эмир Тамим бен Хамад Аль Тани имел неосторожность завязать слишком тесное сотрудничество с РФ. Не так давно при активном участии глав двух государств состоялась резонансная, хоть и покрытая туманом «коммерческой тайны», сделка по приобретению Катарским инвестиционным агентством вместе со швейцарским нефтяным трейдером Glencore 19,5% акций «Роснефти». Кроме того, главы МИД Катара и РФ солидарно выступили за независимое расследование химической атаки в сирийской провинции Идлиб. «Вишенкой на торте» стало намерение властей Катара нормализовать отношения с Ираном, главным конкурентом суннитских арабских режимов.

Скорее всего отношения между Катаром и объявившими ему дипломатическую войну арабскими странами через некоторое время, и, главное, под верховным арбитражем США, восстановятся. Катар вернется к традиционным консервативным ценностям арабского Востока, соответствующим образом отрихтуют и редакционную политику телеканала «Аль Джазира». Этому может помешать лишь чисто коммерческий интерес США, которые полным ходом готовятся к экспорту в Европу своего сжиженного газа, ускоренно возводя на обоих океанских побережьях мощные терминалы. Устранение с европейского рынка катарского сжиженного газа было бы весьма и весьма кстати для команды Трампа.

Представляется, что в настоящее время эмир Тамим бен Хамад Аль Тани озабочен именно этой проблемой. Беспокоится ли руководство «Роснефти» о судьбе попавшего в руки изменчивых катарских шейхов солидного пакета акций этой российской государственной компании, науке пока доподлинно неизвестно.