Тополь-М парад

17.12.2016, ТРК «Звезда».

23 пусковые установки ракетного комплекса «Ярс» (в стационарном и мобильном вариантах базирования) были поставлены на боевое дежурство в Ракетных войсках стратегического назначения в 2016 году. Об этом сообщил командующий РВСН генерал-полковник Сергей Каракаев.

Командующий уточнил, что в ходе переоснащения новое оружие получили сразу пять ракетных полков, развернутых в различных районах страны Конечная цель обновления боевого состава войск, по словам командующего, — принять на вооружение оптимальное количество ракет, обеспечив тем самым выполнение задачи как ядерного сдерживания, так и поддержания необходимого уровня геополитической безопасности страны.

РВСН по сию пору считаются главным компонентом Стратегических ядерных сил, их наземной составляющей. Они имеют возможность наносить удары как массированно, так и в одиночном порядке. 17 декабря стратегические ракетчики страны отмечают свой профессиональный праздник — День РВСН.

Гарантия стратегического сдерживания

Сергей Каракаев не скрывает: пока ядерное оружие продолжает выполнять сдерживающие функции, роль РВСН в обеспечении безопасности страны останется ключевой. К числу неоспоримых приоритетов РВСН, генерал Каракаев называет без преувеличения «глобальную» досягаемость, огромную разрушительную мощь и при этом — отсутствие непосильных затрат на содержание.

«В сложившейся геополитической обстановке СЯС остаются гарантом обеспечения безопасности России и ее союзников, нашей независимости при проведении внешней и внутренней политики, — обращает внимание Сергей Каракаев. — Именно поэтому поддержание и развитие Стратегических ядерных сил, в том числе группировки РВСН, остается для государства приоритетным направлением».

Для самих РВСН уходящий год стал, прежде всего, годом масштабного переоснащения, поступления современных образцов ракетных комплексов, специальной техники и вооружения. Так, по информации Минобороны России, до конца года войска должны принять около ста современных образцов, — в том числе межконтинентальных баллистических ракет, автономных пусковых установок, подвижных командных пунктов (ракетных полков и дивизионов), машин обеспечения боевого дежурства, инженерного обеспечения и маскировки.

В командовании РВСН не скрывают: спланированные до 2020 года объемы финансирования позволяют сохранить необходимые темпы перевооружения, а также обеспечить подготовку инфраструктуры позиционных районов.

Особое внимание ракетчиков — выполнению долгосрочных контрактов по комплексам «Ярс». Пока темпы реализации плановых заданий выполняются в требуемом объеме. Во всяком случае, как признают в командовании РВСН, перевооружение идет без «скачков» и спадов производства, с оптимальным ежегодным количеством выпускаемой продукции. В свое время появление этих ракет в составе российских СЯС вызвало шок у западных «партнеров», не ожидавших таких возможностей от нашего «безнадежно отставшего ОПК».

Как свидетельствуют в штабе РВСН, за последние годы «Ярсы» (в варианте подвижного грунтового комплекса) по результатам опытно-боевого дежурства зарекомендовали себя надежным оружием. В этой связи ожидаемым стало окончательное решение о перевооружении подвижной группировки РВСН на данный тип ПГРК.

«Щит и меч» в ядерном исполнении

Правда, в штабе РВСН тут же уточняют: мобильная составляющая ракетной группировки — все же не единственный приоритет. Как отмечает тот же генерал-полковник Сергей Каракаев, на сегодня соотношение развернутых пусковых установок стационарного и мобильного типов базирования примерно равное. Всего же ракетный «щит и меч» России включает в себя порядка четырехсот межконтинентальных баллистических ракет с ядерными боезарядами различного класса мощности. В общем арсенале российских СЯС это — более 60 процентов носителей стратегического оружия и боезарядов.

Нынешняя магистральная задача стратегических ракетчиков — обеспечить требуемый уровень своей боеготовности. В этом году радикально возросло количество мероприятий боевой готовности: всего состоялось свыше сотни командно-штабных, тактических, специальных учений. На практике отрабатывались и задачи вывода ракетных полков, вооруженных подвижными грунтовыми ракетными комплексами. Кстати, на будущий год сроки несения боевого дежурства ракетными полками с такими комплексами на маршрутах боевого патрулирования увеличатся еще на неделю — до 32 суток. Не менее чем на половину планируется увеличить в войсках и количество учений разного уровня.

Поступление «Ярсов» также продолжится, причем заданными темпами. В штабе РВСН рассчитывают перевести на этот комплекс в 2017 году ракетные полки сразу в четырех соединениях. По мнению большинства специалистов, возможности этих российских ракет таковы, что современным системам ПРО нечего им что-либо противопоставить. Более того: известно, что в ракете «Ярс» применены схемы так называемого «траекторного маневра», которые позволяют уклоняться от средств ПРО даже космического базирования.

К слову, как замечает командующий генерал-полковник Сергей Каракаев, «Ярс» нельзя называть простым продолжением «Тополя». «При внешней схожести, «Ярс» — принципиально новый комплекс, — отмечет генерал. — Он способен охватывать большие площади позиционных районов, применяться с необорудованных в инженерном отношении площадок, оснащен усовершенствованным шасси и более современными системами связи».

Бескомпромиссный «Сармат»

«Уникальными, не имеющими мировых аналогов» называет российские стратегические ракетные комплексы министр обороны Сергей Шойгу. По словам главы военного ведомства, РВСН на сегодня имеет вооружение, обладающее высокой боевой готовностью и надежностью, мобильностью и управляемостью, а личный состав войск, успешно осваивая новое оружие и технику, «эффективно решает задачи по защите национальных интересов России».

Западные «исследователи» в последнее время с тревогой приглядываются к очередному ракетному проекту нашей страны: комплексу «Сармат». Постановка в строй этой жидкостной ракеты тяжелого класса (в варианте стационарного шахтного базирования) будет производиться одновременно с поэтапным выводом из состава РВСН комплекса «Воевода».

По данным командования РВСН, ориентировочный срок принятия «Сармата» на вооружение – 2019-2020 годы. При этом, что немаловажно, ресурсные возможности «Воеводы» позволяют ей оставаться на вооружении как минимум до 2022 года. Как отмечает Сергей Каракаев, ликвидация ракет этого класса будет фактически производиться по «конверсионной программе» — с выведением на орбиту космических аппаратов.

К слову в уходящем году РВСН провели шесть практических пусков ракет: четыре исследовательских (с целью экспериментальной отработки летно-технических характеристик новых ракетных комплексов), один — учебно-боевой и один — в интересах продления сроков эксплуатации существующих комплексов. Значительно повысилась востребованность полигона Капустин Яр: в 2016 году здесь было испытано около 160 образцов вооружения, что в два раза больше, чем в 2015-м.

Известный политолог, член Зиновьевского клуба Дмитрий Куликов убежден: ядерное оружие для России — это ее спокойствие и уверенность.

«Наличие такого «щита и меча» в свое время, без преувеличения, позволило сохранить страну, — отмечает он. — Расчет недоброжелателей России был на то, что мы не сможем сохранить и уж тем более воспроизвести и умножить этот ресурс. Под это подстраивалась и вся система гуманитарно-политического противодействия, имевшая целью постепенный демонтаж нашего образа жизни, наших идеалов, а в итоге — утрату суверенитета страны.

Тем силам, которые выступали спонсорами и заказчиками этих разрушительных процессов, было ясно, что Вооруженные Силы, ядерная мощь России должны быть подорваны и нейтрализованы в первую очередь. Причем даже ставились конкретные сроки развала: 2015-2017 годы. Этим замыслам не суждено было сбыться».

Автор: Дмитрий Сергеев

comments powered by HyperComments