уголь

Белоруссия отчиталась о неожиданно фантастическом росте поставок угля на Украину. Хотя сами белорусы его практически не добывают, а закупают в России. Что это – новый канал для реализации донбасского антрацита или очередной способ заработка для Минска? Возможно, Россия расплатилась с Белоруссией углем за нефтепродукты.

По данным Белстата, в 2018 году Белоруссия серьезно нарастила закупку российского угля, и одновременно в разы увеличила его экспорт на Украину. Так, белорусы закупили у России почти в три раза больше каменного угля – 1,273 млн тонн против 480 тыс. в 2017 году по средней цене 68,505 долларов за тонну. Украине белорусы продали 588 тыс. тонн этого угля по более высокой цене в 85,583 доллара за тонну. То есть 17 долларов с каждой тонны белорусы клали себе в карман в виде маржи. В целом на перепродаже белорусы могли заработать около 10 млн долларов за год. В 2017 году такого экспорта почти не было – всего 0,6 тыс. тонн каменного угля купили украинцы у белорусов. Рост поставок почти в тысячу раз.

Также Белоруссия стала продавать Украине битуминозный уголь, чего раньше не делала вообще. В прошлом году она отправили 433,6 тыс. тонн такого угля на Украину по средней цене 85,485 долларов (в России при этом закупили 1,034 млн тонн в среднем по цене 62,835 долларов).

Нарастила Белоруссия и поставки антрацита, который, как известно, активно потребляют украинские ТЭС и который добывают на Донбассе. Если в 2017 году белорусы продали украинцам 0,3 тыс. антрацита, то в 2018 году – 102,2 тыс. тонн. Однако с ценами ситуация необычная. Так, белорусы импортировали из России 172 тыс. тонн антрацита по средней цене 98,845 долларов за тонну. Тогда как Белоруссия продала Украине 102,2 тыс. тонн по средней цене 86,348 долларов за тонну. То есть Минск продал Украине антрацит по цене на 15 долларов дешевле, чем покупал его в России.

Столь небывалый рост нового вида белорусского экспорта на Украину вызвал подозрения в том, что это ДНР и ЛНР нашли новый способ продавать свой уголь. Киев ранее отказался платить деньги за антрацит, который добывается в ДНР и ЛНР, считая его своим собственным. В итоге это даже привело к резкому дефициту антрацита и угрозе остановки ТЭС в отопительный сезон. Киеву пришлось вместо более дешевого донбасского антрацита закупать более дорогой уголь в ЮАР и США. Однако на первом месте по поставкам угля на Украину по-прежнему остается Россия, не смотря на все разговоры о разрыве экономических связей со «страной-агрессором». Украинские власти просто стараются лишний раз не затрагивать тему выросшей зависимости страны от российского угля (как и от российских нефтепродуктов).

Чем же объясняется белорусский путь российского угля на Украину?

На самом деле, из этой истории раздули слона, считает член наблюдательного совета Института энергетических стратегий (Украина) Юрий Корольчук. «Если посмотреть, сколько Украина импортирует всего коксующегося угля, антрацита и энергетического угля, то из Белоруссии идут небольшие объемы. Например, коксующегсяо угля Украина импортирует больше 10 млн тонн, на этом фоне 600 тыс. тонн – это мелочь. В прошлом году все знали, что идут поставки из Белоруссии, но для рынка это небольшое увеличение, поэтому никто не обращал на это особого внимания», – говорит украинский эксперт.

Росту белорусского экспорта на Украину есть вполне простое объяснение. «В России есть квоты для предприятий, поставляющих уголь на Украину. Однако на Украине был клиент, который был готов купить больше, чем позволяют квоты. И россияне нашли такой обходной путь – через Белоруссию. Здесь даже изначального интереса самой Белоруссии не просматривается», – говорит Корольчук.

Тысячное увеличение поставок каменного угля из Белоруссии на Украину объясняется дополнительным спросом со стороны металлургических предприятий. Украинские металлурги в прошлом году увеличили производство на 4%.

«На Украине произошел рост промышленности. Конечно, по сравнению с 2013 году это даже не рост, а попытка вернуться на утраченные позиции. Но предприятия стали потреблять больше коксующегся угля. Большая часть угля пошла для металлургической промышленности», – говорит Корольчук.

Причем, по его словам, в январе через Белоруссию уголь уже не шел. «Возможно, в 2019 году все вернется на круги своя, как было, на небольшие объемы. Во-первых, на этот год квоты, которые получают российские предприятия, были увеличены. Во-вторых, всплеска промышленности на Украине в этом году не ожидается», — говорит украинский собеседник.

Никакой угрозы поставкам угля из России напрямую на Украину нет. Россия – по-прежнему крупнейший поставщик угля, и его объемы на Украину выросли на 10% до 12,4 млн против 11,3 млн тонн в 2017 году. В 2019 году объем поставок будет на том же уровне, что и в 2018 году, уверили в Минэнерго РФ.

«Вообще удивительно, что всю эту историю подняли с ключевым моментом, что уголь, возможно, идет из ДНР и ЛНР. Там есть свои нюансы, как республики продают уголь. Пара тысяч тонн, возможно, попадает через условную границу Украины и ДНР с ЛНР на машинах-челноках, которые вывозят уголь. Возможно, и через Белоруссию что-то попало. Но белорусы даже в документах для Украины поставили страну происхождения угля – Россия», – говорит Корольчук. Также идут разговоры, например, что республики поставляют свой уголь через порты России в ту же Турцию и Болгарию. Однако все это лишь догадки — по документам это все российский уголь, и доказать обратное крайне сложно.

Предположение о том, что Россия дает заработать Белоруссии на реэкспорте угля, чтобы компенсировать хотя бы частично убытки от налогового маневра в РФ, имеет право на существование. Однако это слишком мизерная компенсация по сравнению с оценками Минска потенциальных потерь из-за стоимости российской нефти в рамках налогового маневра. Белоруссия просит у Москвы компенсировать ей целых 10,8 млрд долларов в течение шести лет, а на угле заработала лишь несколько десятков миллионов долларов.

«Эту схему можно связать скорее не с компенсацией налогового маневра, а с компенсацией запрета на поставки российских нефтепродуктов в Белоруссию», – предполагает Игорь Юшков из Фонда национальной энергетической безопасности. Россия раньше поставляла беспошлинно несколько миллионов тонн нефтепродуктов, которые белорусы просто брали и перепродавали дороже. Однако Москва ограничила это поставками 300 тыс. тонн, которые как раз необходимы для белорусской нефтехимии (краски, разбавители и т.д.). То есть сохранилась только поддержка белорусской отрасли и все.

Возможно, запретив белорусам перепродавать российские нефтепродукты, Россия в ответ разрешила Минску реэкспорт угля. Такой размен для Москвы менее болезненный.

«В случае с поставками беспошлинно нефтепродуктов Россия недополучает деньги в бюджет в виде экспортные пошлины, которые могла бы получить при экспорте в любую другую страну», – говорит Юшков. А вот с углем такой проблемы не возникает.

«Белорусы просят им дать как-то заработать, раз они теряют деньги от налогового маневра, вот им и дали заработать. Но в тоже время они просят заработать и потому что у них забрали возможность это делать на перепродаже нефтепродуктов», – считает Игорь Юшков.

Интерес белорусов понятен, когда они завозят к себе российский уголь по одной цене, а перепродают его Украине по более высокой. И в случае с каменным и битуминозным углем – так и происходит. Однако ситуация с антрацитом странная, так как Белоруссия продавала его Украине по более низкой цене, чем закупала у России. Иными словами, белорусы на реэкспорте антрацита не только не заработали, а сработали себе в убыток. Почему так – не совсем понятно. Возможно, это просчет самих белорусских импортеров.