кузнецов

В 2017 году единственный авианесущий крейсер российского флота «Адмирал Кузнецов» встал на долгосрочный капитальный ремонт, в ходе которого корабль буквально преследуют различные несчастья. 30 октября 2018 года затонул плавучий док ПД-50, в котором проходил ремонт авианосец. При этом этот док был единственным сооружением, которое могло вместить корабль подобного класса.

Несмотря на то, что в ходе катастрофы дока «Кузнецов» получил достаточно умеренные повреждения — в результате падения 70-тонного крана образовалась пробоина в кормовой части палубы, а также был повреждён ряд прилегающих к месту падания подпалубных помещений — сроки ремонта авианосца сильно сдвинулись.

Наконец, 12 декабря 2019 года на корабле произошёл крупный пожар — в результате попадания во время сварочных работ искры в трюм, где находился мазут. Огонь бушевал почти сутки — лишь утром 13 декабря огонь удалось полностью потушить. Однако, судя по предварительным оценкам, корабль пострадал весьма умеренно — выгорели только бытовые помещения.

Этот пожар на авианосце вызвал очень широкий резонанс в СМИ, и во множестве публикаций раздались призывы прекратить работы по ремонту авианосца и в дальнейшем списать его. В пользу такого решения высказывается мысль о том, что на ремонт корабля затрачиваются огромные средства, которые лишь существенно возрастают после чрезвычайных происшествий и в конечном счёте делают ремонт «Кузнецова» нецелесообразным. Кроме того, нередко можно услышать мнение и о том, что вся история службы «Кузнецова» в ВМФ России — лишь одно сплошное «мучение». В качестве иллюстрации этого аргумента приводится поход авианосца к берегам Сирии в 2016 году, одним из символов которого стал обильный тёмный дым, а также лётные происшествия, в которых было потеряно два самолёта. Попробуем разобраться, насколько целесообразен ремонт «Кузнецова» в современных условиях и почему корабль постоянно преследуют различные происшествия?

В чём причина низкой боеспособности «Кузнецова»?

Любой современный крупный боевой корабль является крайне сложным инженерным сооружением с сотнями, а то и тысячами различных узлов и агрегатов, не говоря уже об авианосцах, которые и вовсе являются наиболее сложными с технической точки зрения кораблями. В свою очередь это предполагает регулярное дорогостоящее обслуживание и ремонт. Так, например, авианосцы ВМС США от трети до половины своей жизни проводят на различных ремонтах — от планового ремонта до капитального ремонта с перезарядкой атомных реакторов, заменой и модернизацией различных систем (например, катапульт или каких-то элементов силовой установки). Однако, в отличие от зарубежных авианосцев, «Адмирал Кузнецов» с момента начала своей службы в ВМФ России эксплуатировался исключительно в крайне жёстких условиях. Адекватной инфраструктуры базирования для авианосца на Севере так и не было создано (эта проблема на Северном и Тихоокеанском флотах до распада СССР так и не была решена), что вынуждало использовать для обеспечения корабля электроэнергией и теплом собственную силовую установку.

В совокупности с фактическим отсутствием адекватных средств на содержание корабля в 1990-е годы это привело к стремительному истощению ресурса как силовой установки, так и большинства других элементов корабля. В дальнейшем, несмотря на то, что техническое состояние корабля улучшилось, «Адмирал Кузнецов» так и не прошёл ни одного капитального ремонта. Дело ограничивалось либо средним ремонтом, либо ремонтом по восстановлению технической готовности (ВТГ). Более того, вопрос необходимости капитального ремонта остро встал ещё в начале 2010-х годов, но военно-политическая обстановка не позволяла к нему приступить — корабль совершил две боевые службы в Средиземном море в 2013 и 2015 году. То, что в этих условиях «Кузнецов» успешно совершал все боевые службы и выполнял все поставленные в ходе них задачи, скорее является свидетельством высокого «запаса прочности» корабля и его надёжности.´

Тем не менее отсутствие полноценного ремонта в течение службы корабля привели к его полному износу. В частности, во многом благодаря этому обстоятельству выросла стоимость ремонта корабля относительно изначально прогнозируемой — в результате дефектовки список узлов и агрегатов корабля, которые требуют ремонта, существенно расширился.

Аналогичные причины привели и к происшествию с затоплением плавдока ПД-50. Проблема отсутствия полноценной инфраструктуры для ремонта крупных боевых кораблей, имевшаяся на Северном и Тихоокеанском флотах ВМС СССР, была частично закрыта в начале 1980-х годов заказом в Швеции и Японии плавдоков ПД-50 и ПД-41 соответственно. Работы по строительству полноценных сухих доков до распада СССР завершить не удалось. В современной России подобные работы и вовсе не велись. Необходимость же ремонта различных крупных единиц флота, таких как крейсеры или подводные ракетоносцы, а также и «Адмирал Кузнецов», приводила к усиленной эксплуатации ПД-50 при практически полном отсутствии необходимых ремонтных работ на самом доке. В результате наступил закономерный финал — главной причиной гибели дока стало полное исчерпание ресурса его конструкции.

Гибель ПД-50 привела к экстренной необходимости строительства нового сухого дока, способного вместить крупные боевые корабли. В настоящий момент ведутся работы по объединению двух сухих доков на «35 Судоремонтном заводе» в один большой, что позволит принимать крупнотоннажные военные и гражданские корабли. Стоит заметить, что подобные работы были запланированы достаточно давно, но гибель плавдока существенно их ускорила. Стоимость этих строительных работ оценивается в сумму порядка 20 миллиардов рублей. Но едва ли стоит её прибавлять к стоимости ремонта «Кузнецова» — этот док необходим для множества других кораблей, в том числе в будущем он потребуется для перспективных ледоколов типа ЛК-60, первый из которых должен быть введён в строй уже в текущем году.

Таким образом, в настоящий момент приходится расплачиваться в прямом и переносном смысле за недофинансирование ВМФ и судостроительной отрасли в предшествующие годы. Однако, очевидно, эти работы необходимы для дальнейшего адекватного функционирования Северного флота и атомного ледокольного флота.

Что же касается самой целесообразности возвращения «Кузнецова» в строй, то, несмотря на значительную стоимость ремонтных работ, он сможет существенно усилить потенциал ВМФ. К моменту завершения ремонта «Кузнецова» в строй должны войти ещё как минимум один фрегат проекта 22 350 (в дополнение к уже имеющимся на Северном флоте фрегатам данного проекта), а также завершится модернизация тяжёлого атомного ракетного крейсера «Адмирал Нахимов». Это в сочетании с прочими кораблями Северного флота позволит сформировать мощную многоцелевую корабельную группу. При этом боевой потенциал «Адмирала Кузнецова» существенно вырастет. В частности, на корабле будет базироваться полноценная авиагруппа из двух эскадрилий истребителей Су-33 и МиГ-29К, которая уже имеется и в настоящий момент.

Стоимость ремонта «Кузнецова» высока и фактически соответствует стоимости строительства новой многоцелевой атомной подводной лодки. Однако, эти деньги вполне стоят того, чтобы ВМФ России получил полноценный авианосец, способный прослужить ещё очень долго и существенно усилить потенциал целого корабельного соединения, особенно учитывая, что численность крупных боевых кораблей в ВМФ России оставляет желать лучшего. Кроме того, капитальный ремонт «Кузнецова» позволит получить авианосец в обозримой перспективе, а также сохранить школу палубной авиации, в то время как строительство нового корабля подобного класса стоит многократно больших средств, при том, что российская промышленность на данный момент едва ли готова осуществить такой масштабный проект.