«Армата»

Технические решения, примененные в танке Т-14, не имеют аналогов в мире. Потому американские эксперты зря стараются понять, в чем секрет невероятной защищенности русского танка.

Нет, ответ пресс-службы Уралвагонзавода, где разработан танк Т-14 на платформе «Армата», трудно назвать удачным пиаром. Тем более что прозвучал он в ответ как раз на пиар удачный — публикацию в американском экспертном издании National Interest.

Общий смысл того, что там было написано, сводится к почтительному изумлению перед комплексом активной защиты (КАЗ) «Афганит», который делает танк буквально «невидимкой». И вообще защита русского танка наполнена «инновациями и не виданными ранее системами», отмечают эксперты издания вероятного противника.

Да, возражает пресс-служба УВЗ в заявлении для агентства «РИА Новости»: Танк «Армата» является уникальной боевой машиной, и примененные в нем технические решения сегодня не имеют прямых аналогов. А американцы про что?

А про что американцы?

А вот что пишут американцы.

В комплексе активной защиты «Афганит», по их мнению, совмещены сильные стороны двух защитных комплексов. Это «Дрозд» и «Штора». И вот тут смысл смутного возражения-комментария пресс-представителей разработчиков платформы «Армата» становится более понятен. Судя по всему, имелось в виду, что на Т-14 устанавливается нечто новое, а не известные, в принципе, системы защиты боевой машины от противотанкового оружия.

Судя по тому, чему русские военные дают просачиваться в открытые источники, так и есть. В «Армате» «поженили» гораздо больше разных защитных систем, нежели «Дрозд» и «Штора».

Что такое «Дрозд», точнее, «Дрозд-2»? Это еще в СССР разработанная система именно активной обороны. То есть такой, которая не «прячет» танк от прицельных устройств противотанковых средств противника, а активно противодействует им, сбивая до того, как они смогут навредить подзащитной машине. В данном случае для этого используются реактивные гранаты, выпускаемые из 107-мм мортирок, размещенных чаще всего на башне. Эти гранаты и перехватывают ударные средства супостата, создавая против них завесу в виде направленного пучка осколков.

В этом смысле «Дрозд» действительно не уникален: по тому же принципу работает наиболее эффективная из западных КАЗ — израильская Trophy. Да и менее совершенные «Дождь», «Заслон», Iron First, Quick Kill, AMAP-ADS тоже построены на создании того или иного варианта осколочных завес.

Что же касается «Шторы» (точнее, «Шторы-1»), то она представляет собой тоже комплекс активной защиты, но несколько другого принципа. Это комплекс оптико-электронного противодействия (КОЭП) противотанковым управляемым ракетам (ПТУР) с полуавтоматической командной системой наведения и корректируемым артиллерийским снарядом тоже производства СССР, принятый на вооружение в 1984 году. Эта система, обнаруживая нападение на подведомственную машину, выстреливает аэрозольные гранаты для сбивания с толку ПТУРов с лазерной подсветкой цели, систем с лазерным дальномером и тому подобного. То есть все просто: нащупал лазерный луч цель, цель это увидела своими четырьмя датчиками обнаружения лазерного излучения, выпустила сколько нужно из 12 своих дымовых гранат, и вот уже луч никакой цели не видит, ракеты, подавленные модулированным излучением специальных танковых прожекторов, втыкаются в землю или летят мимо, а оператор пуска бежит срочно менять позицию. Ибо «Штора-1» командовала еще и автоматическим поворотом башни танка в сторону ПТУР, а значит, ответный выстрел не заставит себя ждать…

А про что «Уралвагонзавод»?

Но, известное дело, враг хитер и коварен. А потому тоже наделяет свои ПТУРы всякими злыми штучками, которые мешают КАЗ исполнять свои защитные обязанности. Скажем, с теми же лазерными прицеливаниями ракета может наводиться не непосредственно по танку, а выше него. Соответственно, комплекс активной защиты угрозы не видит, а ракета или управляемый снаряд в последний момент включают резервную систему прицеливания (да хоть даже перебирает и находит соответствующую картинку в своей памяти) и атакует танк с самой незащищенной стороны — со скупо защищенной броней верхней полусферы.

Разумеется, это все объяснения практически на пальцах. На самом деле все сложнее, и на каждую хитрость одного следует винт с резьбой другого. Борьба «меча» и «щита» ведется крайне серьезная, и, надо признать, все же на данный момент, считают эксперты, налицо небольшое, но уверенное преимущество средств нападения. Те же ПТУР «Джавелин» — довольно серьезный противник для основных моделей современных русских танков.

И вот теперь американские военные обозреватели признали, что в случае с Т-14 «щит» обогнал «меч», став для него не только «невидимым», но и крайне опасным. Потому что соединил в себе и оборонительные, и наступательные, и ударные свойства. При этом все эти возможности хорошо продублированы и надежно, с запасом перекрывают друг друга, превращаясь в действительно непробиваемую, но очень больно отвечающую стену на пути вражеских боеприпасов.

«Афганит» — это целый многослойный набор отслеживающих, защитных и ударных комплексов. С помощью импульсно-доплеровского радара с фазированными антенными решетками, а также интегрированных с ним ультрафиолетовых пеленгаторов и средствами инфракрасного, оптического и ультрафиолетового наблюдения он инициативно отыскивает угрозы (кстати, заодно и разведка).

Эта же интеграция обеспечивает «Афганиту» повышенную устойчивость к средствам РЭБ противника, ибо тот же радар может быть попросту выключен в целях маскировки от них. Со своей стороны, «Армата» обладает изумительными собственными возможностями РЭБ. И опять же в комплексе со средствами дымометаллических завес средства РЭБ платформы способны надежно выводить из строя все известные ныне противотанковые средства. А уж если и этого не хватит, то у «Афганита» под управлением есть роботизированный пулеметный комплекс, который физически будет уничтожать (или, по крайней мере, сбивать с траектории) подлетающие к танку ракеты и снаряды.

А с помощью интегрированной системы управления огнем комплекс активной защиты обеспечивает танку возможность очень даже жестоко огрызаться в случае нападения на него. В том числе и благодаря возможности вычислить место пуска ракеты по ее траектории. При этом уже на сам факт лазерного облучения, которое обнаруживают соответствующие датчики, жесткий ответ следует мгновенно и автоматически. А панорамный прицел, интегрированный с инфракрасной камерой, оптической камерой, дальним ультрафиолетовым пеленгатором и лазерным дальномером, не оставляет супостату шансов спрятаться.

Таким образом, констатировал тот же National Interest, эффективность «Афганита» в ослеплении всех современных прицельных устройств ПТУР настолько подавляющая, что делает танк Т-14 фактически невидимым для них. В том числе и для «Джавелинов». Но при этом нельзя забывать и о встроенной динамической защите «Малахит», которая, по мнению американских экспертов, тоже управляется при помощи «Афганита». И уже тот отдает ее взрывным модулям команду на упреждающую детонацию. Это делает бесполезными тандемные боеголовки, подобные тем, например, что имеются на вооружении ПТУР TOW.

В общем, правы американцы в своем восхищении-опасении. Неправы же, судя по всем данным и по реакции разработчиков из УВЗ, лишь в одном. Не повторы и не реплики известных им защитных систем совмещены в «Афганите», а нечто совсем новое, не имеющее аналогов в мире. И потому секрет защищенности перспективного русского танка разгадать удастся явно не скоро.